• Usd 68.89
  • Eur 78.52

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Основатель «Инвитро» Александр Островский: Российская медицина в кризисе из-за желания государства всем управлять

Основатель «Инвитро» Александр Островский: Российская медицина в кризисе из-за желания государства всем управлять

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Nginx против «Рамблера». Что светит одной из лучших IT-компаний с российскими корнями?

Nginx против «Рамблера». Что светит одной из лучших IT-компаний с российскими корнями?
Фото: Александра Зотова / для Ведомостей

В четверг, 12 декабря, в офисе IT-компании Nginx прошли обыски в рамках уголовного дела, инициированного компанией, связанной с совладельцем «Рамблера» Александром Мамутом. Рассказываем, что известно об этом деле, каковы его судебные перспективы, в чем ценность Nginx для российской IT-индустрии и какой резонанс вызвал этот инцидент.

В чём обвиняют Nginx?

Об обысках в московском офисе Nginx стало известно 12 декабря днем, из анонимных свидетельств сотрудников компании. Позднее во владеющей Nginx американской компании F5 подтвердили Inc. факт обысков.

Основатели Nginx Игорь Сысоев и Максим Коновалов, по данным The Bell, 12 декабря были в полиции — а вечером их отпустили, изъяв телефоны. По сведениям источника Forbes в компании, они проходят свидетелями по делу.

Обыски прошли в рамках уголовного дела, заведенного в отношении неустановленных лиц из-за претензий «Рамблера», — основатель Nginx Игорь Сысоев работал там в начале 2000-х годов. Как заявили в «Рамблере» 12 декабря, «права на Nginx принадлежат компании Рамблер Интернет Холдинг, входящей в состав Rambler Group».

Исходя из постановления об обыске, суть претензий к Nginx сводится к тому, что основатель компании Игорь Сысоев, будучи сотрудником «Рамблера», в служебное время создавал продукт, который впоследствии стал коммерчески успешным, — а значит, «Рамблеру» принадлежат права на этот продукт. Ущерб «Рамблера» от деятельности Nginx оценивается в 51,4 млн руб.

В «Рамблере» также отметили, что компания уступила права на предъявление исков и претензий, связанных с «нарушением прав на Nginx», компании Lynwood Investments CY Ltd, которая «обладает необходимыми компетенциями для восстановления справедливости в вопросе о принадлежности прав».

Компания Lynwood Investments предположительно связана с совладельцем «Рамблера» Александром Мамутом. В Lynwood Investments заявили The Bell, что компания обратилась в правоохранительные органы, «чтобы они дали оценку данной ситуации»: «Мы будем добиваться восстановления справедливости всеми доступными способами в рамках законодательства и оставляем за собой право подавать гражданские иски в любых юрисдикциях, где это будет необходимо для защиты наших интересов».

Чем известен Nginx?

Nginx — один из самых успешных российских IT-стартапов. Его основали бывший сотрудник «Рамблера» Игорь Сысоев, его коллега Максим Коновалов и сотрудник «Комстар-ОТС» Андрей Алексеев в 2011 году.

Разработкой технологии Nginx с 2002 года занимался Сысоев. В интервью «Ведомостям» Сысоев рассказывал, что первые 2 года он делал это из академического интереса: как системный администратор, он столкнулся с проблемой, когда ему потребовалось масштабировать возможности веб-сервера.

Использовавшийся тогда американский веб-сервер Apache мог обслуживать до 1 тыс. серверов. А веб-сервер, придуманный Сысоевым, мог запускать несколько процессов параллельно, но при этом перераспределять нагрузку так, чтобы обслуживать до 10 тыс. запросов одновременно.

По словам Сысоева, он занимался этим в свободное от работы время, а затем просто выложил код в открытый доступ на своем сайте и никак не занимался его продвижением. Позднее сервер использовали сайт «Звуки.ру» и некоторые российские сайты знакомств, а в 2006 году на нём появились первые зарубежные пользователи.

Сысоев и Коновалов рассказывали, что построить бизнес их убеждал основатель Acronis Сергей Белоусов в декабре 2010 года. Одним из первых инвесторов Nginx стал фонд Runa Capital, также основанный Белоусовым. Runa Capital принял участие в раунде на $3 млн в 2011 году. По данным Crunchbase, за 6 раундов Nginx удалось привлечь $104 млн.

Выручка Nginx в 2018 году, как сообщали «Ведомости» со ссылкой на данные F5, составила $26 млн. В марте 2019 года американская компания F5 купила Nginx за $670 млн. По условиям сделки, бренд Nginx был сохранен, а сооснователи и CEO стартапа Гас Робертсон продолжили управлять им уже в качестве топ-менеджеров F5.

Cейчас сервер Nginx обслуживает более 33% сайтов в мире. Его услугами пользуются «Яндекс», Mail.ru Group, Netflix, Airbnb, Dropbox и многие другие компании.

Каковы судебные перспективы?

По словам бывшего исполнительного директора «Рамблера» Игоря Ашманова, при найме Игоря Сысоева было специально оговорено, что у него есть свой проект и он имеет право им заниматься. Поскольку Сысоев работал в «Рамблере» системным администратором, разработка программного обеспечения не входила в его должностные обязанности, а Nginx был его личным проектом, написал Ашманов на roem.ru.

Сам Игорь Сысоев в интервью журналу «Хакер» в 2012 году говорил, что «в „Рамблере“ работал системным администратором, разработкой занимался в свободное время, продукт с самого начала выпускался под лицензией BSD, как открытое программное обеспечение».

Ашманов также заявил, что и он, и бывший технический директор «Рамблера» Дмитрий Пашко (он был непосредственным начальником Сысоева, когда тот работал в «Рамблере) готовы дать показания в суде.

Юристы, специализирующиеся на авторском праве и интеллектуальной собственности, опрошенные Inc., считают, что работодатель («Рамблер») вряд ли выиграет дело, если не докажет, что работник (Сысоев) разрабатывал технологию по его заданию. Но при этом уголовный, а не гражданский характер дела оставляет больше пространства для маневра потерпевшей стороне.

Работодатель программиста может претендовать на исключительное право на программу в случае, если она является служебной, — а служебной признается программа, созданная «в пределах установленных для работника трудовых обязанностей», формулирует партнер Nevsky IP Law Кирилл Митягин.

Чтобы доказать, что разработка представляла собой служебное произведение, работодатель должен подтвердить документально, что «работник (пусть и бывший) при разработке действовал в рамках своего функционала по трудовому договору или заданию работодателя», отмечает партнер Hogan Lovells Наталья Гуляева.

Документами, подтверждающими служебный характер произведения, как правило, являются трудовой договор, должностная инструкция, соглашение о служебных произведениях, служебное задание и акт, перечисляет управляющий партнёр Runetlex Павел Мищенко. «Отсутствие этих документов делает спор малоперспективным для работодателя», — резюмирует он.

«Сам по себе факт использования ресурсов работодателя и разработка программы в рабочее время не является основанием возникновения исключительного права у работодателя», — утверждает Кирилл Митягин. Но доказательства использования работником материально-технической базы работодателя (например компьютера или сервера) для создания произведения всё же говорят «в пользу служебного характера произведения», говорит Наталья Гуляева.

Игорь Ашманов считает, что «„Рамблер“ не сможет показать ни единой бумаги, не говоря уж про не существовавшее служебное задание на разработку веб-сервера». «Думаю, гады обломаются», — заключает он.

Почему процесс уголовный?

Уголовный, а не гражданский характер дела может быть обусловлен «двухходовкой» потерпевшей стороны, которая увеличит её шансы добиться компенсации, считает Кирилл Митягин.

«Сначала в рамках уголовного дела будет доказан факт нарушения исключительных прав. Поскольку в рамках уголовного дела убытки правообладателю не выплачиваются, затем последует иск в арбитражный суд о взыскании убытков или компенсации. При этом в арбитражном суде истец будет освобожден от доказывания фактов о том, имели ли место определенные действия и кем они совершены», — объясняет он.

В рамках уголовного процесса «больше поля для расследования и творчества», отмечает Павел Мищенко. Для гражданского дела нужны доказательства — а добыть их у ответчика в состязательном процессе бывает трудно или практически невозможно, добавляет Кирилл Митягин. Поэтому уголовный процесс, по его словам, используют, как правило, с целью получения доступа к серверам и документации предполагаемого нарушителя.

Процессы по признанию интеллектуальной собственности служебной не редкость в России, говорит Митягин. «По моей практике чаще случается, что доказательств создания программы в рамках служебных обязанностей у работодателя нет, — и работники выигрывают дела», — утверждает он.

По словам Гуляевой, обычно, если в подобных уголовных процессах факт нарушения доказывается, нарушитель осуждается условно (при этом процессы о незаконном использовании софта на практике происходят не только между работниками и работодателями).

Как отреагировал рынок?

Григорий Бакунов

директор по распространению технологий «Яндекса» (заявление отражает позицию всей компании)


Мы в «Яндексе» считаем, что современный интернет невозможен без культуры open source и людей, которые инвестируют своё время в разработку программ с открытым кодом… Открытый код — основа быстрого развития интернет-технологий. Важно, чтобы у широкого круга разработчиков сохранялась мотивация выкладывать свои разработки в опенсорс и тем самым совместными усилиями решать сложные задачи. Преследования за открытый код — очень плохой сигнал сообществу программистов. Мы абсолютно убеждены, что все технологические компании должны поддерживать и развивать опенсорс-движение.

Михаил Токовинин

основатель amoCRM


Рамблер vs. Nginx — катастрофа. Уже не важно, чем закончится, последствия для IT-рынка будут плохие (могут быть ужасные). И все это вытворяют не какие-то злые siloviki, а вполне себе «прогрессивные коллеги».

Александр Горный

сооснователь United Investors


Сысоев сделал для страны в 1000 раз больше, чем обычный человек. По смыслу и духу он — герой России. Любая форма его преследования —хуже, чем преступление: это ошибка.

Евгений Кобзев

сооснователь «Кнопки»


«Рамблер», фу такими быть. Интересно, специально подгадали к Дню Конституции?

Николай Давыдов

основатель Gagarin Capital


То что происходит сейчас с основателями Nginx, — это очередной (в бесконечной уже череде) сигнал всем инвесторам: «не суйтесь в эту страну, не делайте с ними инвестиции, не подписывайте контракты». Много хороших людей все силы кладут на то, чтобы русских нормально воспринимали на Западе. Я всю свою карьеру посвятил этому. Но мы так никогда этой цели не достигнем, конечно, это очень грустно.

Владислав Тропко

управляющий директор Digital Horizon


Ситуация с Nginx говорит о том, что люди любят радоваться вместе! Фаундеры после успешного выхода должны не только быть довольны сами, но и товарищам передавать радость.

Даниил Ханин

основатель UE Calc


Конфликт вокруг Nginx еще раз показывает, что у нас просто нет рынка инвестиций стадий FFF, Angels, Preseed и Seed. Именно поэтому он (Сысоев) не мог уволиться из «Рамблера» и делать свой продукт, нужно было кормить семью. Увы. Данный конфликт еще сильнее оттолкнет инвесторов от российских стартапов, мало того, опыт работы в российской компании теперь может стать токсичным.

Александр Чачава

управляющий партнер LETA Capital


«Рамблер» перешел еще одну границу, вместо подачи гражданского иска инициировал уголовное дело. Допустим, у «Рамблера» были бы основания оспаривать авторские права, но даже в этом случае метод разрешения спора, выбранный этой компанией, абсолютно неприемлем. С моей точки зрения, ущерб репутации компании, HR-бренду уже превысил любые возможные «коммерческие результаты» этого дела. А если рассмотреть все детали: срок давности, комментарии бывших сотрудников, саму фабулу претензий, — то дело принимает какой-то совсем вопиющий оборот.

Сергей Менделеев

основатель Garantex


Суперкрутые айтишники построили суперкрутую компанию, но к ним точно так же придет СК в грязных сапогах, если будет заказ. Сроки давности? Пфффф.

Фёдор Скуратов

основатель Combot


Зомби решили поживиться свежатинкой, инъекции от Сбербанка так подействовали?

Константин Синюшин

управляющий партнер The Untitled ventures


Еще один урок стартаперам на тему юридической чистоты IP.

Сергей Орловский

основатель Nival


Что вообще происходит?