• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Кейс BS-shina: потерять €200 тыс. и влезть в долги, но выжить и расшириться (с помощью франшизы и Instagram)

Кейс BS-shina: потерять €200 тыс. и влезть в долги, но выжить и расшириться (с помощью франшизы и Instagram)

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Бизнес-кодекс: Сергей Петров, основатель группы компаний «Рольф»

  • Ольга Проскурнина автор Inc.

Когда в 1991 году Сергей Петров принимал решение открыть свой бизнес, он думал: это может быть что угодно, но там должен быть автосервис. Он запомнил очереди к автомеханикам в советское время как чудовищное унижение и хотел изменить ситуацию. К этому желанию он добавил 8 подержанных японских автомобилей, сдал их в прокат — и получился «Рольф». За следующие 28 лет маленькая прокатная фирма выросла до группы компаний и стала крупнейшим автодилером России. За это время Петров успел попробовать себя в политике — он 7 лет был депутатом Госдумы от «Справедливой России», — но к 2016 году окончательно разочаровался в возможностях нынешней системы и вернулся в бизнес. Ненадолго. В 2019 году против него и еще троих менеджеров «Рольфа» возбудили уголовное дело. Их подозревают в выводе денег за рубеж, но доказательств преступления найти не могут. Чтобы не оказаться за решеткой, Петров решил не возвращаться в Россию из-за границы, где он сейчас живет. Основатель ГК «Рольф» Сергей Петров рассказал Inc., почему предпочитает вести бизнес в одиночку, как честность отражается на прибыли и чем бандиты в России хуже государства — несмотря на всю его токсичность и непредсказуемость.


О смелости и лояльности

Когда живешь в стране, где любому могут подбросить наркотики, риски предсказать невозможно, ты не защищен ни от чего. Поэтому я нахожусь здесь, в Австрии, и мои дети тоже живут за границей.

Мало у какого бизнеса хватает смелости, что называется, дергать тигра за хвост. Нормальная компания все-таки этого не делает, но постоянно участвует в лотерее: нападут сегодня или нет. К сожалению, это Россия — и работающие в ней люди должны это хорошо понимать.

Лояльность вас не спасет. В России никто ни от чего не застрахован. Мое кредо — требовать независимого суда, а не договариваться с каким-нибудь Иван Иванычем. Они этого Иван Иваныча десять раз поменяют, и всё начнется сначала.

Вы что, думаете, у тех, кто сейчас сидит или у кого отняли что-то, не было хороших друзей и знакомых? Были. Это не помогает. Вернее, в какой-то момент помогает, а в какой-то — нет. Якобашвили был супер-лояльным, но и его это коснулось. А Евтушенков? Мало того что у него отбирают [«Башнефть»], так еще и заставляют потом доплатить. Это называется «малина», «понятия», но не государство закона и стабильности, которое гарантирует презумпцию невиновности любому человеку.

Всю компанию в ситуации произвола из страны вывезти невозможно. Но тех, кого обвиняют, нужно всячески защищать. И для вывоза их из страны надо иметь специальный денежный фонд.


О солидарности и произволе

Бандиты всегда хуже, чем государство. Если в 1990-е один бандит приходил и отнимал что-то у бизнесмена, то другой (который его якобы «крышевал») потом говорил: «Ну, что же ты делаешь? Ну, да ладно. Ребята что-то получили, не отнимать же теперь». Да, государство сейчас становится таким же непредсказуемым и бандитствующим. Но все-таки еще есть возможность апеллировать, найти конкурирующие группы, использовать публичность. В случае с бандитами площадки для апелляции быть не может.

Государство в России становится очень токсичным и непредсказуемым. Банки, с которыми мы работаем, нервничают по поводу этого пустого дела против нас. Но посмотрите : Карлос Гон сидел в тюрьме почти полгода, и никто при этом не перестал выпускать «Рено», «Ниссаны» или «Мицубиси». Понимаете, какое недоверие к нашей правоохранительной системе у банковских и всех партнерских структур?


Ситуация по уровню опасности очень близка к 1990-м годам. По отношению к нам она даже переходит эти границы, к другим — еще нет, но через 2-3 года это станет массовой проблемой, если не остановить произвол.


Дело против нас — это явная придирка, которая влияет на весь бизнес. Уголовному преследованию подвергается перевод средств внутри компании. Как можно в таких условиях существовать?! Кто может гарантировать, что его компанию правильно оценили?


Дело «Рольфа»

Следственный комитет возбудил уголовное дело против Сергея Петрова по статье 193.1 УК РФ — перевод денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов. По версии следствия, Петров вступил в сговор с руководством «Рольфа», чтобы вывести из России деньги через счета кипрской компании Panabel, купив у нее по завышенной цене акции компании «Рольф Эстейт». По оценке аудиторской компании ООО «Юрис, право и аудит», стоимость компании составила 3,98 млрд руб. По мнению следователей, справедливая стоимость компании — не больше 200 млн руб., а обвиняемые ее многократно завысили. Петров, которого акционеры компании отправили в отставку в начале июля, свою вину отрицает. «Перед кризисом 2008 года мы стоили больше $3 млрд, а в 2009 году — 0, потому что капитал упал с $600 млн до $150 млн, а долги выросли до $1 млрд. Но через год ситуация на рынке выправилась и ноль опять превратился в $1,5 млрд», — сказал он в интервью Inc.

Бизнес должен проявлять солидарность. Хоть в лицо тяжело дышать и говорить «Что же вы делаете, гады!»

Рано или поздно бизнес начинает требовать гарантий прав собственности. Как только произвола становится много, он выходит на улицу и требует государства закона. Чем раньше это будет, тем больше сохранится бизнесов — и для себя, и для детей.


Компания «Рольф» в цифрах


229,7

млрд руб. — выручка группы компаний «Рольф» за 2018 год.


12

млрд руб. — EBITDA за 2018 год.


10

EBITDA — справедливая цена для автодилерской компании, говорил Петров в интервью «Ведомостям» в 2008 году.


6,5

млрд руб. — чистая прибыль за 2018 год.


65,9%

— рост чистой прибыли по сравнению с 2017 годом.

Иллюстрация: Александр Черепанов

О рисках и мученичестве

Бизнес — это всегда риск. У вас никогда не получится хеджировать все риски.

Сколько времени терпеть убытки, зависит только от вашей заинтересованности, финансовых условий и нацеленности команды.

Риск риску рознь. Если у вас один ларек и вы ставите второй — 100% можно рисковать. Ну, не выйдет у вас ничего — начнете снова. Но когда у тебя уже большая фирма, нужно риски снижать и всё время помнить, что ты отвечаешь за сотни людей, которым нужно платить зарплаты, у которых ипотеки.

Не нужно думать, что проблемы нерешаемые. Даже если это и так, лучше об этом не знать и продолжать игру.

Из бизнеса, где всё завязано на государство, лучше уходить. Лучше займитесь бизнесом, который не зависит от взяток условному «Газпрому». Такая зависимость — это не бизнес, а мученичество рядом с каким-нибудь чиновником. Как только его снимают с должности, ваш бизнес заканчивается. И всё, чем вы занимались годами (строили отношения, ходили с ним на охоту…), рушится за одну минуту. Бизнес так не делается, и нет смысла тратить на это свою жизнь.


О клиентах и сотрудниках

Если вы ставите целью заработать деньги, скорее всего, вы не построите хороший бизнес. Но если вы делаете что-то с удовольствием, то очень вероятно, что у вас получится создать что-то великое — и при этом заработать.


Предложите клиентам продукт или сервис, который они сейчас не получают, — и прибыль вас найдет. Главное — не перестараться. Я знал бизнесменов, которые начинают так стараться для клиента — разве что коньяк ему не наливают… Всё получается прекрасно, но без прибыли.


Никогда не пытайтесь покупать сотрудников деньгами. Конечно, им нужно платить хорошо — рыночную зарплату, можно и немножко больше. Но людей мотивируют не деньги, а цель и ответственность. Дайте каждому — вплоть до девочки на ресепшне — право принимать решения на какую-то сумму. И непрерывно увеличивайте ответственность — тогда люди будут вовлекаться.

Есть такое понятие, как удачливость. Если у какого-то человека всё идет и получается — надо ему давать реализоваться. Только ограничивайте его, чтобы он не завышал риски всё время.


Интересные факты из биографии Сергея Петрова


В 1982 году майор ВВС Сергей Петров был арестован за создание антисоветской молодежной организации, в которой вместе с ним участвовали другие офицеры и студенты. Его уволили из армии и исключили из партии.

В 1989 году Петров устроился менеджером в СП, учрежденное северокорейскими коммунистами в Москве, и занялся прокатом иномарок.

В 1991 году Петров учредил группу компаний «Рольф» и начал торговать автомобилями Mitsubishi, а впоследствии стал их первым официальным дилером.

Сейчас в портфеле «Рольфа» 21 автомобильная марка и одна мотоциклетная — Audi, BMW, BMW Motorrad, Chrysler, Ford, Genesis, Hyundai, Jaguar, Jeep, KIA, Land Rover, Lexus, Mazda, Mercedes-Benz, Mitsubishi, Nissan, Porsche, Renault, SKODA, smart, Toyota, Volkswagen.

Петров 9 лет — с 2007 по 2016 год — был депутатом Госдумы от «Справедливой России». Он голосовал против «закона Димы Яковлева» и «пакета Яровой» и не голосовал за присоединение Крыма.

О конкурентах и долгах

Самые дорогие деньги — это свои.

Отказ от кредита — это фактически отказ от конкуренции. Многие живут так: «Я никогда не буду брать в долг». Но если у тебя эффективная бизнес-модель и получается взять кредит и оставаться рентабельным, то разумный займ (на уровне двух годовых прибылей) — это очень здоровая вещь.


Самое важное: всегда следите за конкурентами. Нельзя сидеть и думать: «О, мы и так самые лучшие». Такое бывает, но картинка может быстро поменяться. Какие-то молодые ребята придумали что-то и обходят вас, а вы почиваете на лаврах и не замечаете.


Если конкуренты вас обгоняют, всегда лучше предположить, что они работают лучше вас. У менеджеров обычно находится объяснение — мол, демпингуют. Никогда этому не верьте. Если даже и так — не страшно, долго не продемпингуют. А вы лишний раз вспотеете, зато сделаете нечто такое, что вас ещё более укрепит. Но если они действительно лучше вас, а вы этого не поняли, легко можете стать банкротом.


О родственниках и партнерах

Не назначайте своих родственников на ключевые позиции в компании. Даже если у вас маленькая фирма. Лучшие люди уйдут из такой компании — они поймут, что здесь ничего не достигнешь, если не принадлежишь к семье. Для маленького семейного мотеля это, может, и имеет смысл, — здесь, на Западе, семьи так работают. Но если вы ставите целью расширение, то эти вещи лучше сразу пресекать.


Прежде чем войти в партнерство, нужно четко понять, как ты будешь из него выходить. Бывает, что какие-то задачи без партнера не решить, — у вас нет ресурса, а у него есть, скажем, помещение. Но с самого начала нужно прописать, что будет с компанией в случае чьего-то ухода, чтобы бизнес не страдал от споров акционеров и не разваливался.


Рано или поздно между партнерами обязательно начинаются трения.

Бизнес лучше вести в одиночку. У меня тоже были партнеры, но я сразу говорил: 51% и управление принадлежат мне.

Иллюстрация: Александр Черепанов

О пользе честности

Самый прибыльный бизнес — это честный бизнес. Какими бы ни были правила игры и налоги. Если вы заплатили налоги, а прибыли не осталось — начинайте работать над прибыльностью: займитесь производительностью труда и уменьшением расходов. Режьте что-то ненужное, но мотивируйте людей — чтобы один работал за двоих или даже за троих. Если достигнете в этом успеха, сможете расширять зону прибыльности и дальше.

Как только вы начинаете хитрить, чтобы выжать побольше прибыли, вы создаете себе массу ненужной работы. Многие пытаются играть с налогами, не платить зарплату полностью или идти еще на какие-то уловки. Это происходит, когда желание заработать становится преобладающим. Мне и самому человек с карандашом в руках рассказывал, что всё платить нельзя — иначе придётся отдавать 140%. Я говорил ему: «Но мы же не играем с налогами — и нормально работаем».

Когда бизнес ведут нечестно, внутри компании появляется напряжение. Это самое страшное. Заводят вторую бухгалтерию, появляются какие-то дополнительные менеджерские задачи — потому что всю эту левую прибыль надо обналичивать, кому-то платить взятки. Любой сотрудник может сказать себе: раз мой работодатель обманывает государство, то и я могу его обмануть. У вас возникает необходимость в дополнительных расходах на безопасность… В общем, начинается мини-«Газпром» — все друг друга контролируют и всё растаскивают.

Разложившаяся компания по щелчку уже не поменяется. Нужно прилагать огромные усилия, когда она уже пошла вниз.