Журнал

Алексей Ивановский создал приложение для развития креативности. Одни сравнивают его с TikTok, другие называют развивашкой для своих. Есть ли у него будущее?

Алексей Ивановский
создал приложение для развития креативности. Есть ли у него будущее?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Его партнёр умер вскоре после запуска бизнеса. Он продолжил в одиночку и построил одну из самых успешных компаний США

Его партнёр умер вскоре после запуска бизнеса. Он продолжил в одиночку и построил одну из самых успешных компаний США
Фото: Inc.com

Бизнес-карьера Джоша Шустера началась с череды несчастий и испытаний. Его партнёр и наставник погиб, а ему самому пришлось перенести срочную онкологическую операцию. Но Джош нашёл в себе силы продолжить бизнес и построил одну из самых успешных компаний-застройщиков Нью-Йорка. В этом году его Silverback Development заняла 168 место в списке самых быстрорастущих американских компаний Inc. 5000 (трёхлетний рост составил более 2,3 тыс. %). 36-летний бизнесмен с филиппинскими корнями рассказал, как крупно обжёгся на своём первом проекте, зачем постоянно носит с собой блокнот и почему его не воспринимают всерьёз арабские шейхи.

Я рос на ферме в Огайо. Чтобы добраться до школы, приходилось ехать полчаса. Когда я поступил в колледж Тулейнского университета, все мои однокурсники оказались детьми финансистов с северо-востока страны. Я и сам думал стать инвестиционным банкиром — хотел заработать много денег. А недвижимостью тогда особо не интересовался. Увлёкся ею позже — после того как успешно прошёл курс по этой теме.

Моя карьера началась в Гарлеме. Там я в 2005 году проходил неоплачиваемую стажировку в фирме по управлению недвижимостью Fata Organization. Затем работал за сущие копейки на хорошо известного манхэттенского застройщика JMH. Но это давало возможность приобрести опыт и полностью погрузиться в мир девелоперов. Например, я работал над масштабным проектом реконструкции бруклинского квартала Уильямсберг стоимостью $250 млн (тогда он ещё не был таким популярным местом, как сейчас).

Спустя четыре года я понял, что больше не хочу работать на кого-то. Мне хотелось работать на себя. Я узнал, что у Fata есть земельный участок, и убедил компанию отдать мне его под застройку (а получение земли — главный барьер для тех, кто хочет пробиться в эту отрасль). Это было наивно и глупо с моей стороны. Основываясь на окружающих участок зданиях, я начал разрабатывать проект и только потом провёл анализ грунта — это были сплошные грязь да глина. Одни только проектные расчёты фундамента увеличивали стоимость работ на 25%. С учётом арендной платы в этом районе, задумка попросту не имела экономического смысла — даже если бы земля досталась мне бесплатно.

Мне нужен был более опытный партнер. Ещё во время работы в JMH я познакомился с очень скромным 65-летним руководителем проектов Джеффом Гершеном. Поначалу моя работа на себя была сродни вождению кабриолета без каких-либо систем безопасности — ты просто нежишься на солнышке и наслаждаешься поездкой. А когда ко мне присоединился Джефф, это было, как будто у машины появились рабочие тормоза и ремень безопасности. Мой партнёр был воплощением опытности и все решения принимал вдумчиво и методично. Джефф всегда советовал не торопиться, делать минимум ошибок и не растрачивать энергию попусту.

Трагедия случилась в 2011 году. Спустя два месяца нашего сотрудничества с Джеффом я работал в коворкинге, когда мне позвонил его сын. Мой партнёр увлекался скуба-дайвингом и во время одного из своих погружений погиб. Для меня, на тот момент 25-летнего начинающего бизнесмена, это стало двойным ударом. Я всё ещё не был уверен в себе и вдруг потерял свою главную опору в жизни. А несколькими месяцами спустя мне пришлось сделать экстренную операцию из-за рака яичек. Это всё обрушилось на меня в течение полугода, и можно было всё бросить, но к тому моменту, думаю, я решил сам себе что-то доказать. Я уже почувствовал себя предпринимателем.

Я одолжил $30 тыс. у друга семьи и нашёл здание, которое можно было перепозиционировать. Два состоятельных человека согласились финансово поддержать меня. Мы заключили с ними сделку: если удваиваю их деньги, то половину полученной выгоды забираю себе. В результате я увеличил вложения в четыре раза — такая неожиданная удача позволила мне остаться в этом бизнесе.

Когда тебе 20 с небольшим и ты наполовину азиат, то с виду ты словно только что окончил школу. Даже сейчас на деловых встречах случается, что меня не воспринимают всерьёз. Недавно я с двумя сотрудниками летал в Дубай на встречу с шейхом, который хочет купить долю в моём бизнесе. Он взглянул на моего старшего коллегу и сказал: «Расскажите мне о своей компании». Раньше меня это бесило, а теперь скорее развлекает. Стоит мне открыть рот и продемонстрировать, что я понимаю, о чем говорю, как на меня начинают смотреть с уважением. Чтобы разбираться в этом бизнесе лучше всех, я встаю рано утром и прихожу в офис первым, а ухожу последним. И именно поэтому меня, владельца компании, можно увидеть на объекте в каске и с молотком в руках.

Я постоянно учусь. Язык застройщиков изобилует инженерными и архитектурными терминами. С самого начала своей карьеры я записывал в блокнот понятия и аббревиатуры, которые нужно знать. И делаю это по сей день. Я соревнуюсь с вчерашней версией самого себя.

В моем офисе до сих пор есть фотография Джеффа с аквалангом. Под ней его цитата: «Не позволяй победам вскружить твою голову, но, что ещё более важно, не позволяй неудачам ранить твое сердце».