Журнал

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнёров и 10 млн руб. Что было дальше?

«Healthy Food — это не Дима Пронин». Он потерял клиентов, партнеров и 10 млн рублей. Что было дальше?

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Из дальнобойщиков в CEO: как водитель грузовика основал компанию и стал зарабатывать $3,5 млн в год

Из дальнобойщиков в CEO: как водитель грузовика основал компанию и стал зарабатывать $3,5 млн в год
Фото: Inc.com

Как и большинство жителей Нового Орлеана, дальнобойщик Отис Такер-младший в 2005 году остался без крыши над головой. Первое время пришлось жить в трейлере и вывозить мусор с городских улиц, разрушенных ураганом «Катрина». Но Такер был слишком амбициозным, чтобы долго задерживаться в водительском кресле. В 2013 году он основал компанию T.I. Contracting (ранее — Trucking Innovation), за несколько лет превратил её в крупного логистического подрядчика с годовой выручкой в $3,5 млн и попал в рейтинг Inc. 5000. С заказами особых проблем не было: Новый Орлеан нуждался в ускоренном строительстве, а значит, и в транспортных услугах. Компания Такера успела поработать и над реконструкцией международного аэропорта им. Луи Армстронга, и над восстановлением исторической улицы Бурбон-стрит. Вот его вдохновляющий рассказ о неудачах, везении и сбывшейся американской мечте.

T. I. Contracting в цифрах

572

место в рейтинге

Inc. 5000 в 2020 году

820,4%

рост за 3 года

60

грузовиков ежедневно выполняли

заказы до пандемии

$3,5 млн

годовая выручка компании

Я рос в атмосфере нищеты, упадка и преступности. Мать работала медсестрой и тащила меня в одиночку. Отучившись семестр в муниципальном колледже, я понял, что ещё четыре года за партой — не мой вариант. Вбил в поисковике Ask Jeeves (сейчас это ask.com) вопрос: кем можно устроиться без диплома и хорошо зарабатывать. И получил ответ: дальнобойщиком. Прошёл специальные курсы, получил сертификат и вскоре устроился на первую в своей жизни работу.

Спустя несколько месяцев мой родной Новый Орлеан накрыл ураган «Катрина». О стихии я узнал по радио, когда был в очередном рейсе где-то в горах Северной Каролины. Не дозвонившись домой, решил срочно отправиться на поиски родных. Начальник разрешил бросить грузовик в горах и отправил меня автобусом до Нового Орлеана. После двух суток поисков мне удалось найти своих в 200 километрах от дома — в Лафайетте. Оттуда я перевёз мать, младшего брата и сестру с нарушениями развития в Хьюстон.

В Новый Орлеан я вернулся уже один. Спустя пару лет мне удалось получить там место в крупной транспортной компании. Наш старый дом давно был разрушен, но мне позволили пожить в трейлере на одном из строительных объектов — поэтому я мог позволить себе откладывать деньги.

Без диплома об окончании колледжа карьера мне не светила. Я перешёл работать в небольшую компанию по вывозу мусора, но и там перспективы были не лучше — моим потолком была должность водителя. Поэтому я ушёл с работы, купил подержанный самосвал и стал выполнять заказы как частник. Грузовик обошёлся мне в $35 тыс., $25 тыс. из которых были моими личными сбережениями и еще $10 тыс. — кредитными средствами.

Самосвал прослужил мне примерно два года, но в один день двигатель заглох прямо в пути. Денег на новый мотор (около $15 тыс.) у меня не было. «Мне крышка», — сначала подумал я, но вскоре нашёл выход: уговорил механика задёшево починить движок. Для этого пришлось притащить с автосвалки несколько запчастей и подавать ему инструменты. Мы смогли дать грузовику вторую жизнь.

Я понимал, что двигатель может снова отказать в любой момент. Мне нужно было обзавестись запасными грузовиками, причём как можно скорее. И ещё — мне надоело полагаться на посредников, хотелось получать заказы напрямую. Я бросил работу и решил потратить год на обучение.

Мне повезло с наставником. У Управления по делам малого бизнеса есть программа обучения для руководителей. Благодаря ей я и познакомился с Майклом Киршманом, партнёром консалтинговой компании freeGulliver. Он научил меня всему — от анализа финотчётов до управления кадрами. Когда пришло время нанять первых сотрудников, Майкл сам написал и разместил объявление о вакансии. Он даже вместе со мной проводил собеседования в кофейне — чтобы я мог посмотреть, как это делается. Наставник вселил в меня предпринимательскую уверенность и сделал очень многое для моего бизнеса.

За год обучения мне удалось заполучить несколько контрактов. В том числе один крупный — от канализационной службы Нового Орлеана аж на $400 тыс. Мне ещё никогда не доводилось работать с чем-то настолько же масштабным. Благодаря всем этим контрактам я смог взять в кредит чуть больше $1 млн и купил еще 11 грузовиков.

Но вскоре заказов стало так много, что моего автопарка уже не хватало. Мне поступали всё новые и новые предложения от строительных и инженерных компаний, работавших с муниципальной собственностью — дорогами, парками и даже дамбами. Когда кому-то нужно было перевезти бульдозер John Deere с одной стройки на другую — звонили нам. Я решил отдавать заказы субподрядчикам. До пандемии мы отправляли по 60 грузовиков на задания каждый день.

Во время работы с посредниками мне часто приходилось слышать жалобы клиентов. Их не устраивала скорость, с которой водители-почасовики доставляли грузы. Чтобы решить эту проблему, мы внедрили систему, которая оповещала нас каждый раз, когда грузовик простаивал более 10 минут. Тогда я просто звонил водителю и говорил: «Поторапливайся». После этого пошла молва о нашей сверхпродуктивности.

Недавно мы обошли по показателям компанию, которая как-то отказалась отдать нам полумиллионный контракт. Надо признать, это приятное чувство.

Пандемия здорово ударила по нашему бизнесу. Выручка снизилась на 40%, да и с прибылью за 2020 год мы можем смело попрощаться. Последствия «Катрины» всё ещё устраняют, но средствами на эти работы распоряжаются органы местного самоуправления, а они не очень охотно сотрудничают с частным бизнесом. Мы продолжаем работать с уже подписанными контрактами, но новые заказы придётся отложить. Прогнозы на каждый новый квартал откровенно пугают.

Спустя два года после возвращения в Новый Орлеан я наконец смог перевезти сюда семью. Младший брат работает со мной. Матери и сестре я помогаю деньгами. Счастлив, что в итоге у меня всё получилось. Сейчас я сам — гарантия счастливой старости для моей мамы.