Журнал

Михаил Гончаров, «Теремок»: «Сейчас спасают не бизнес, а государственный бюджет и бюджетников»

Михаил Гончаров, «Теремок»: «Сейчас
спасают не бизнес,
а бюджет и бюджетников»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

«Амурские волны»

уйти из СМИ, создать бизнес (но остаться журналистами) и сделать ставку на доверие в эпоху кликбейта

Наталья Жданова

автор Inc.

Четверо журналистов — Игорь Садреев, Александр Уржанов, Родион Чепель и Роман Супер — в 2017 уволились с телеканала РБК, где сменился собственник, и решили делать свой проект «Амурские волны». Это компания, которая производит документальные фильмы, передачи, а также видео для диджитал-проектов. Создатели компании утверждают, что умеют устанавливать доверительные отношения с разными аудиториями, и считают это своим главным конкурентным преимуществом. Команда из «Амурских волн» рассказала Inc., как создать компанию, снимающую для ТВ-3, РБК и ВКонтакте, начав с нескольких фриланс-проектов, — и какое отношение ко всей этой истории имеют сардины и шампанское.


На своей волне

Проект «Амурские волны» появился летом 2017 года, после того как в медиахолдинге РБК сменился собственник, — группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова продала компанию владельцу ЕСН Григорию Березкину (ему же принадлежит, в частности, «Комсомольская правда»).

Старая команда — журналисты Александр Уржанов, Игорь Садреев, Роман Супер и Родион Чепель, — которая за год до этого пришла перезапускать канал вместе с Эльмаром Муртазаевым (был управляющим директором РБК-ТВ), вслед за ним же решила покинуть холдинг.

— Была пересменка, когда новые ребята на канал еще не пришли, а мы сдавали посты, чистили рабочую почту и примерно в тот момент начали обсуждать, что делать дальше. К тому времени вокруг нас накопилось много людей (авторов, продюсеров, операторов, режиссеров), чтобы просто собраться всем вместе и делать что-то свое, — рассказывает Игорь Садреев, работавший директором по продукту на телеканале РБК (а до этого — главным редактором журнала Esquire и издания The Village).

— У нас тогда вышли расследования про рынок алкоголя, про реновацию, мы уже начали снимать третье, — и так все классно вертелось. Я помню, как пришел в каморку к Саше и Игорю на РБК и сказал: «Хотелось бы то же самое продолжать с вами делать, только без всей этой бюрократической надстройки». И парни такие говорят: «Да, так и будем», — вспоминает репортер Родион Чепель.

Идея заключалась в том, чтобы продолжать делать документальное кино, репортажи и программы для телевидения, а также видео для диджитал, но уже не в рамках какой-либо корпорации, а самостоятельно (отчасти это связано с состоянием медиарынка).

Принципиально важный для «Амурских волн» момент — сохранять журналистский подход. Именно поэтому команде не нравятся определения вроде «видеопродакшн» или «креативная студия», которые подразумевают работу по правилам заказчика.

— Мы не телевизионный продакшн в классическом смысле — они просто получают заказы от телеканалов, бесконечно делают 40 сезонов программы «Дорожные войны» и на это живут. Мы хотим работать с брендами, но значит ли это что мы рекламный продакшн? — Нет, потому что мы не снимаем рекламу, — объясняет Игорь. — Проблема и одновременно благословение в том, что мы — журналисты и продолжаем оставаться в этом поле, даже когда работаем с коммерческими брендами, снимаем документальные фильмы, шоу и программы для телеканалов. Из-за этого нас сложно к чему-то отнести.

Гендиректор компании Александр Уржанов определил суть проекта так: «“Амурские волны” — это компания, которая делает видео с журналистской экспертизой для очень разных аудиторий вне зависимости от носителя».


Что за волны?


Несколько лет назад Александр Уржанов составил для The Village путеводитель по главному медиакластеру Москвы — так называемой «Яме» (четырёхугольник между Ленинградским проспектом, Третьим кольцом и Бутырским Валом, — там, в частности, находится ВГТРК). Среди примечательных мест в статье упоминался легендарный ресторан «Яр», где до революции было изобретено развлечение под названием «Амурские волны»: в рояль наливали шампанское, выбрасывали туда консервированные сардины, пианист играл, от ударов молоточков игристое шло волнами и сардины время от времени выпрыгивали наружу. «Стыда на “Яме” не знали и полтора века назад», — писал тогда в статье Александр Уржанов и спустя 2 года свое ООО назвал «Амурские волны».



«Амурские волны» в цифрах

Источник: данные компании


41,9

млн руб. — выручка в 2018 году.


3,1

млн руб. — прибыль в 2018 году.


40

часов видео произведено в 2018 году.


2,7

млн руб. — средняя стоимость часа в 1 квартале 2019 года.


13

штатных сотрудников работают в компании.


3,7

млн руб. собрали через краудфандинг на фильм о Децле.

Игорь Садреев, Александр Уржанов и Родион Чепель. Фото: Гоша Бергал/Inc.

Сардины в шампанском

Осенью 2017 года журналисты покинула медиахолдинг, но телеканал предложил им продолжить спецпроект «Герои РБК» — документальные фильмы о предпринимателях из России (первые 3 серии были выпущены весной и летом 2017 года). Так, снимая истории о чужом бизнесе, журналисты начали строить свой.

К тому моменту компания «Амурские волны» как юридическое лицо уже существовала — Александр Уржанов периодически делал фриланс-проекты и для этого в 2016 году зарегистрировал ООО. Но их было немного, и по сути компания находилась в «спящем» режиме.

Первое время команда собиралась дома у Александра Уржанова — в квартире площадью 34 квадратных метра.

— Там мы провели какое-то количество переговоров, в том числе скайп с рэпером Оксимироном (говорили о сотрудничестве — это проходит под категорией «идеи», но не получилось). Балкон был моей переговоркой, а раскладной диван был переговоркой Саши, — со смехом вспоминает Игорь Садреев (сейчас он креативный продюсер «Амурских волн»).

В «гаражном» формате «Амурские волны» работали несколько недель, а затем переехали в офис друзей — команды режиссера фильмов Леонида Парфенова Сергея Нурмамеда — в бизнес-центре Москинап (бывший Московский завод киноаппаратуры, расположен неподалеку от телецентра «Останкино»). Позже «Амурские волны» арендовали в нем же помещение и работали там в течение года.

— Это такой кампус, где находится куча телевизионных продакшнов, по нему ходишь и видишь все российское телевидение, без телебоссов, а тех людей, которые реально его делают, — говорит Александр Уржанов.

Родион Чепель
Александр Уржанов. Фото: Гоша Бергал/Inc.

Конвейер идей

Учитывая, что до «Амурских волн» журналисты в разное время работали в программе «Центральное телевидение» на НТВ, «Неделя с Марианной Максимовской» на РЕН-ТВ, на телеканалах «Дождь» и РБК, в The Village, Esquire и проекте Arzamas, связей на медиарынке у них было достаточно. Поэтому команда начала генерировать идеи проектов и через знакомых предлагать их телеканалам.


Алина Котова

сооснователь, управляющий партнер коммуникационного агентства «Freemotion group»


Что касается работ на стыке журналистики и документалистики – это не новость, мы с этого начинали 25 лет назад. Но традиционную рекламу до сих пор никто не отменял. Сейчас потребности рынка разнообразны, он недозаполнен. Если взять топ-10 игроков, то мы все вместе не закрываем даже 10-15 процентов потребностей. Войти на этот рынок, на мой взгляд, не очень тяжело – все зависит от желания людей. Конечно, нужно куда-то ходить, выставляться, общаться, участвовать в тендерах, проявлять свою активность, а работы хватит всем.


— Нас многие знают, поэтому начинать вести какие-то переговоры нам было легче, чем человеку, который приехал из Челябинска например. Мы работаем на рынке медиа по 10-15 лет, но это не гарантировало, что наша компания будет прекрасно развиваться и мы будем в шоколаде, — говорит Игорь Садреев. — В этом смысле у нас был большой страх, что все это может быстро закончиться:  поиграли, не получилось — и разошлись.

Процесс создания «продукта» в «Амурских волнах» выглядит так: команда либо придумывает некую механику шоу, либо берет за основу определенную историю, расписывает концепцию проекта, формирует смету и направляет предложение потенциальному заказчику. По словам Игоря, пресейл — это «конвейер, который работает каждый день», но из 5 проектов только 1 доживает до реализации.

Так, в конце 2017 года «Амурские волны» придумали документальный детективный сериал «Это реальная история» о «самых обычных людях, которые жили и работали, учились и мечтали, любили — и внезапно оказывались персонажами настоящего русского детектива». Проект заинтересовал ТВ-3 (входит в холдинг «Газпром-медиа»), который в конце 2017 года заказал «Амурским волнам» целый сезон этого сериала (сейчас делают 2 сезон). Тогда же для этого телеканала команда сняла фильм о сериале («making-of») «Чернобыль 2. Зона отчуждения».

— Мы периодически встречались в полях и парках города Москвы, называя эти прогулки советом директоров в кавычках, — говорит Родион Чепель. — И когда в декабре 2017 года мы прогулялись, уже было понятно, что у нас есть план, который выражается в договорах, уже подписанных или планируемых к подписанию, который позволит компании существовать и даже развиваться.

Оборот компании в 2017 году составил 20 млн 745 тыс. руб. (прибыль около 4 млн руб.), но в эту сумму входит проект на 7,5 млн руб., который Александр Уржанов делал с другой командой как фрилансер. Таким образом,«Амурские волны» в том виде, в каком они появились в сентябре 2017 года, получили чуть больше 13 млн руб. выручки.

К тому моменту в компании постоянно работали 8 человек: 4 основателя (они же — авторы, продюсеры, сценаристы, репортеры), шеф-редактор, оператор-постановщик, художник-иллюстратор и редактор. Но в проектах, как правило, занято гораздо больше людей — «Амурские волны» привлекают фрилансеров: например, сериал «Это реальная история» создают около 50 человек.

Фото: Гоша Бергал/Inc.

Почему фильм за 3,5 млн нельзя снять за 100 тыс.

Сотрудничество ТВ-3 и «Амурских волн» в 2018 году расширилось. Команда придумала формат коллаборации телеканала с просветительским проектом Arzamas — так появилась серия программ «Кинотеатр Arzamas», посвященных советским фильмам и их прочтению через призму истории. Кроме того, компания сняла фильм о картине «Гоголь. Начало» (получила ТЭФИ в номинации «Событие телевизионного сезона»). Стоимость конкретных проектов, сделанных для заказчиков, не раскрывается по условиям соглашений.

— Мы можем сделать 1 час эфира за 3,5 млн руб., за 2 млн руб., а можем за 7 млн руб., — и это будут очень разные часы эфира. Если ты подписываешься с каналом на сезон, то за серию всегда платят одинаковые деньги, — объясняет Александр Уржанов. И это всегда наш риск: если ты поехал в командировку и по какой-то причине у тебя разбилась камера или герой не вышел из своего дома и не поговорил с тобой, тебе канал бюджет увеличивать не будет. То есть ты сразу договариваешься и коммитишься на определенный объем за определенную сумму.

— Бывает, нам говорят, что это слишком дорого, — тогда мы можем перепридумать формат, упростить, удешевить его и уложиться в некую другую сумму, — говорит Игорь Садреев. — Но у нас не бывает ситуации, при которой мы бы пришли и предложили сделать проект за 5 млн руб., нам ответили, что есть только 3 млн руб., и мы бы сказали: «Окей, мы сейчас то же самое вам за 3 спляшем», — подчеркивает Уржанов.

Компания закладывает в проекты примерно одинаковую рентабельность — около 20%, но «регулярно влезает в mark-up» (наценку) и объясняет это тем, что они, собственно, журналисты и бизнесом только начали заниматься.

Игорь Садреев. Фото: Гоша Бергал/Inc.

Стоимость проекта зависит от формата, числа людей в команде, длительности и сложности съемок, логистических расходов, стоимости аренды оборудования, отчислений правообладателям и много от чего еще. Главная статья расходов, около 80%, — это гонорары.

Посмотреть, как выглядит смета, можно на примере фильма о Децле, который снимает сотрудник «Амурских волн» репортер Роман Супер. Это краудфандинговый проект — деньги на него, 3,5 млн руб., собирали через платформу Planeta.ru (в итоге вышло более 3,7 млн руб.). При этом команда получила много негативных отзывов, связанных с завышенной, как показалось некоторым, стоимостью производства фильма, и в ответ решила опубликовать свою смету. Половина из 3,5 млн руб.— это гонорары сотрудникам на разных этапах производства, чуть меньше четверти — налоги и взносы, 10% — комиссия Planeta.ru, остальное — лицензирование материалов, их обработка, логистика, вознаграждение для доноров.

— Мало того что нас распинают школьники — нас распинает все российское документалистское сообщество: «Документальный фильм столько не стоит, подвижники из независимых документальных школ сделают все за 100 тыс. руб.». Мне трудно этим людям объяснять, что подвижники не платят налоги и снимают все на фотоаппарат, поэтому там не будет ни картинки, ни звука, ни всего остального, — говорит Уржанов. — Мы живем в пространстве, где нет рынка, где нет среднего.

Основатели «Амурских волн» отмечают, что рынок телевизионного контента в России крайне непрозрачен и откаты в этом бизнесе — обычное дело.

— Поэтому заказчик чувствует себя абсолютным диктатором: «Как я хочу, за сколько я хочу, ты и сделаешь, дорогой подрядчик. Ты проведешь большую сумму, а потом половину еще мне вернешь», — что называется откат, распил и так далее, — говорит Родион Чепель. — Я говорю про некое состояние среды, которое влияет на состояние мозгов тех, кто на этом рынке работает.

— А потому круг заказчиков у нас не бесконечен, — добавляет Игорь Садреев. — Мы решили, что будем работать по-другому. Если к нам придет человек, который предложит делать что-то невероятно интересное, а потом скажет: «Все хорошо, только на хрена вы налоги платите? Давайте сделаем все по-тихому, а я вам чемодан с деньгами под дверью оставлю», — мы ответим: «Извини, нет».

Фото: Гоша Бергал/Inc.

Свой кинотеатр

В 2018 году «Амурские волны» произвели 40 часов видео, а годовой оборот компании превысил 54 млн руб. Помимо перечисленных выше проектов компания сделала, в частности, видеоролик к 80-летию Высоцкого для «Яндекса», сняла мини-сериал о рэп-мюзикле Валерии Гай Германики «Бонус» для ТНТ-PREMIER, совместно с социальной сетью VK и Газпромбанком выпустила тревел-шоу «Местные» и за свой счет сняла фильм «Театральное дело» об уголовном преследовании режиссера Кирилла Серебренникова.


Евгений Никишов

генеральный продюсер телеканала «ТВ-3»


Проекты, которые делают для нас «Амурские волны», отличает уникальный авторский взгляд на тему и художественность воплощения. Цикл «Это реальная история» — это одновременно захватывающее журналистское расследование и серьезное документальное кино, которое гораздо шире истории какого-то конкретного преступления. Это рассказ про страну и про людей, которые в ней живут, про время.


Намеченная цель на 2019 год — произвести 50 часов видео. Основатели «Амурских волн» говорят, что по сути делают штучный продукт, и, вероятно, останутся «в логике бутика». Но потребности рынка в «установлении доверительных отношений через видео», по их оценкам, будут увеличиваться.

— В ситуации, когда медиа теряют доверие, потому что у них кликбейт и все на свете, в ситуации, когда блогеры разговаривают только со своей аудиторией, мы как раз предлагаем нечто принципиально другое, в этом наше уникальное предложение, — поясняет Игорь. — Перспективным направлением мы считаем работу с брендами, они устали от рекламы, им нужны вещи на стыке документалистики и журналистики, мы одному и тому же клиенту можем предложить разные проекты для разных аудиторий.

Видеохостинг Youtube «Амурские волны» не считают для себя перспективной площадкой — компания намерена развивать модель «прямых отношений со зрителями», которые, например, могут купить предпросмотр фильма и участвовать в краудфандинге. Для этого, в частности, было решено трансформировать сайт amurskie.com в мини онлайн-кинотеатр, где будут появляться собственные проекты компании.

— Есть аудитория, с которой мы хотим развивать отношения как со зрителями, а не как с большими бизнес-заказчиками, — объясняет Александр Уржанов. — Мы знаем, что в перспективе эти зрители могут дать нам денег — когда мы захотим сделать кино, которое не соберет на Planeta.ru, которое не купит бренд или телеканал, но захотят посмотреть 400 наших зрителей, мы соберем (деньги. — Прим. Inc.), и они это увидят.