• Usd 69.97
  • Eur 81.39
  • Btc 6258.95 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Онлайн-галерея и аукционы SAMPLE: сделать бизнес на продажах картин малоизвестных художников по разумным ценам

Онлайн-галерея и аукционы SAMPLE: сделать бизнес на продажах картин малоизвестных художников по разумным ценам

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Взлететь

Бизнес-кодекс: Сергей Солонин, сооснователь и генеральный директор Qiwi

  • Алёна Сухаревская, автор Inc.

Глава компании Qiwi Сергей Солонин говорит, что еще в детстве торговал майскими жуками, а в начале предпринимательской деятельности  — конфетами и макаронами в Лужниках. Свой первый капитал он заработал на бирже «Алиса», а потом занимался логистическим бизнесом. После кризиса 1998 года он вложился в Раменский кондитерский комбинат, а в 2001 году стал банкиром — вместе с партнерами создал «Русский инвестиционный клуб». В 2003 году предприниматель Андрей Романенко предложил Солонину инвестировать в электронные платежи — так началась история компании Qiwi. В мае 2013 года компания разместила бумаги на бирже Nasdaq по оценке $884 млн, и к концу года ее рыночная капитализация достигала $3 млрд. К сегодняшнему дню Qiwi упала в цене до $875 млн, но, несмотря на снижение стоимости акций, в 2017 году не сходила с новостных лент: инвестировала в развитие блокчейн-технологий 100 млн рублей, входит в состав «Ассоциации ФинТех». В августе Qiwi выкупила у находящегося на санации «Открытия» банк для малого и среднего бизнеса «Точка» и «Рокетбанк». Сергей Солонин остается крупнейшим акционером компании и помимо основного бизнеса вкладывает во многие технологические стартапы. Солонин также признан одним из самых активных инвесторов в прорывные образовательные проекты. Предприниматель рассказал Inc., почему бизнес должен работать над self-disruption, какие инвестиции помогают менять мир и зачем нужно начинать свой бизнес в 14 лет.


О дефиците предпринимателей и торговле майскими жуками

Предпринимателей всего 5-7% в мире — предпринимательский дух дается только от рождения. Есть определенные качества, которые необходимы, чтобы предприниматель состоялся: способность к здоровой авантюре, идти на риск, падать и вставать много раз и не переживать о том, что осталось позади, смотреть вперед.

Нельзя научить предпринимательству людей, не склонных брать на себя риски. Но можно помогать людям, у которых есть нужные качества, развивать их, преодолевать травму первых предпринимательских опытов, которая не дает им идти дальше.

В бизнесе обязательно нужно совершать ошибки. Как дети учатся на своих ошибках. Моему младшему ребенку полтора года, и я вижу, он постоянно что-то делает, экспериментирует, падает. Это обучение через игру, через восприятие мира и познание нового. Так и в бизнесе: ты не можешь познать новое, не ошибившись.

Концепция права на ошибку заложена у меня во всех бизнесах как фундамент. Если этого права нет, никакого движения не будет. Конечно, если у тебя какая-то монополия на ресурс, ты можешь особо ничего не изобретать, но в инновационных темах это невозможно. Там, где нужно творить, право на ошибку должно быть у всех, и это, конечно, часть образовательного процесса для бизнесмена или для всех, кто что-то делает. Желательно не повторять одну и ту же ошибку — это уже повод задуматься, что тут не так. Но если ты совершаешь разные ошибки, ты каждый раз учишься.

Бизнес сейчас нужно начинать как можно раньше — в 14 уже можно вполне задумываться. Чем раньше человек будет экспериментировать, вплывать туда, где ему интересно, и пытаться что-то делать, тем лучше, потому что это создает определенный внутренний настрой на то, чтобы делать.

Предпринимательство само по себе становится проще — сейчас не нужна куча денег, чтобы воплотить идею в продукт. Новые технологии (интернет, мобильные устройства) позволяют пробовать что-то делать очень рано. Я в начальных классах жуков майских продавал, а сейчас можно какое-то приложение сделать на телефоне — и ты уже молодой предприниматель. И это просто, это доступно для ребенка, и он может куда-то его выложить. Все доступно и делается за десятки долларов, а не за тысячи. И чем раньше дети будут вовлечены в этот процесс, тем лучше.

Мне всегда было в кайф это состояние, когда ты можешь что-то делать сам. В начале своей деятельности я занимался торговлей, торговал всем подряд – конфетами, сладостями разными, макаронами, возил из региона в регион, возил в Лужники что-то продавать. Мне просто было интересно, как это устроено и что я делаю что-то сам, в отрыве от родителей, — сам себе хозяин.

Я проходил разные бизнесы — и фабрики, и недвижимость, и торговлю, но технологии как бизнес нравятся мне больше всего. Здесь короче путь от идеи до воплощения. Быстрее получаешь результат, быстрее понимаешь: то ли все пропало, то ли складывается новая картинка.


Qiwi в цифрах

источник: данные компании


10,6

млрд рублей* — скорректированная годовая выручка.


4,7

млрд рублей* — чистая скорректированная прибыль.


847

млрд рублей* — общий объем платежей, проведенных через Qiwi.


17,2

млн активных аккаунтов* было зарегистрировано в Qiwi-кошельке.


700

млн рублей заплатили за бренды и технологии банков «Точка» и «Рокет».

* данные по итогам 2016 года.

Иллюстрация: Евгений Тонконогий

О современном финансовом бизнесе

Бизнесу нужно постоянно мониторить темы, которые могут его разрушить. Для крупных компаний часто бывает сложно перестроиться на новую тему, которая уменьшит выручку от предыдущего источника дохода, — ты же зарабатываешь, у тебя есть KPI, внешние инвесторы и так далее.

Нужно быстрее других компаний начинать что-то делать в теме, которая потенциально может вас разрушить. В Qiwi мы входим в новую тему, даже если она может достаточно сильно каннибализировать то, что приносит нам деньги, — постоянно занимаемся таким self-disruption. Так было со скретч-картами (использовались для пополнения мобильных телефонов), с распространения которых начинали, и когда мы внедрили POS-терминалы — маленькие устройства, которые позволяли превратить скретч-карты в виртуальный ваучер, это по сути убило бизнес скретч-карт. Через несколько лет появились терминалы самообслуживания — они оказались удобнее и со временем вытеснили POS-терминалы. Когда мы запускали Qiwi-кошелек, это уже было осознанное решение заниматься чем-то, что может прекратить бизнес терминалов. Интерес к блокчейну в 2013-2014 году возник ровно потому, что это одна из технологий, которая через какое-то время может стать киллером традиционных  централизованных электронных платежных систем и мы должны найти свое место в рамках новой среды.

Если бизнес фокусирует свое внимание на какой-то теме, государство неизбежно тоже начинает смотреть туда и пытаться разобраться. По умолчанию правительства пытаются аккуратно придавливать или не пускать новые технологии — например криптовалюты. Бизнес должен показывать, объяснять, в чем интерес, и заниматься образованием государства.


Любые инновации имеют обратную сторону и далеко не всегда помещаются в регуляторную среду. Самоуправляемые автомобили могут сбить кого-нибудь, и можно сказать, что поэтому их нельзя делать никогда.


С другой стороны, новые технологии позволят на порядок увеличить эффективность и производительность. Поэтому бизнес и государство должны выстроить этот баланс безопасности и инноваций.

Я не уверен, что российские инвесторы и фонды достаточно конкурентоспособны в других странах, — российское происхождение часто имеет негативный оттенок, особенно в такой отрасли, как финтех. С другой стороны — есть личные причины вкладываться в российские компании: я живу в России и инвестирую тут. Все мои интересы, связи и возможности в России, и пока я не собираюсь куда-то уезжать в ближайшее время. Я не занимаюсь операционной судьбой проектов, в которые инвестирую, — скорее, помогаю им, как ментор, с вопросами по финансированию, фандрайзингу, блокчейну, который сейчас все пытаются куда-нибудь запихнуть (в основном отговариваю это делать).

В будущем многие сервисы «вывалятся» из банков — например платежные. Банки, безусловно, нужны: они будут управлять рисками и организовывать хранение денег — чтобы они не пропали и находились под защитой государства. Но новые продукты и сервисы будут создавать финтех-компании, которые чаще общаются с клиентом, а банки будут выступать как платформы, в которые они будут встраиваться.

Банки часто не готовы пробовать новые продукты. Классическая тема: «Вы сначала покажите, что это работает». Когда мы запускали карту рассрочки «Совесть», мы планировали договориться с большим количеством мерчантов (торговые сети и другие партнеры, которые принимают к оплате карту рассрочки — Inc.), сделать технологию и запустить ее в каком-то банке, но переговоры шли сложно. Поэтому отрабатывали технологию на себе. Но в будущем мы в Qiwi  хотим быть оператором сервисов для банков, а не банком, который несет кредитный риск.

У мультибанковской модели большое будущее. «Точка» (Qiwi выкупил банки «Точка» и «Рокетбанк» у «Открытия» в августе 2017 года — Inc.) — это то же самое: клиент может пользоваться интерфейсом, удобными сервисами и разными продуктами для малого и среднего бизнеса и при этом выбирать, в каком банке ему держать счет. Мы хотим создать такую модель банка, как набора сервисов и продуктов, которые могут импортироваться в разные банки не только в России, но и за рубежом, и их можно будет легко переносить из банка в банк и продавать уже через банковскую среду.

Об управлении и развитии

Роль фаундеров в компании — прежде всего вкачать в компанию энергию, которая будет ее дальше питать. Тот драйв, который мы с Андреем Романенко (покинул Qiwi в июне 2017 года и продал свою часть акций компании — Inc.) и партнерами в свое время положили в основу компании, позволил Qiwi сделать то, что она сделала.

Когда бизнес растет, ему, безусловно, нужен регулярный менеджмент, и это не обязательно должны быть основатели. Qiwi никогда не была компанией одного человека: Борис Ким занимался Qiwi-кошельком, Андрей Романенко — терминалами, отдельный человек занимался банковской частью, были партнеры Игорь Михайлов, Сергей Федющенко, Максим Казубов, отец Андрея Романенко, — поначалу мы все собирались в одной комнате и принимали решение. Но когда компания разрослась, ей понадобился классический менеджмент, который пришел со стороны. Операционным менеджментом мы, по большому счету, никогда не занимались.

Масштабировать идею бизнеса сложно без делегирования. Это самая примитивная практика первого уровня в менеджменте, которая обычно становится проблемой только для молодых менеджеров. Когда у тебя компания 40 человек, ты можешь всех собрать в одной комнате, что-то им рассказать — и все тебя услышали, поняли, вопросы задали. Больше тысячи человек — это уже среда, которую нужно организовывать, создавать корпоративную культуру, ты уже даже не можешь со всеми людьми встретиться, поэтому нужно действовать в рамках стратегий и метрик.

Успех можно иметь при любой корпоративной культуре, если все понимают и все поддерживают определенный стиль руководства и тип поведения. Какая она там — иерархическая, децентрализованная, красная, синяя или бирюзовая, не так сильно влияет на успех.

Разные типы корпоративной культуры больше подходят для тех или иных типов бизнеса. Если у тебя технологический бизнес, много молодежи в компании, то должно быть меньше иерархии, должностных инструкций, более открытое свободное общение, горизонтальная структура. Если это какая-то старая профессиональная тема, четко регламентированная, там нужны другие люди, другая культура с более четким отношением к процессам и работой над эффективностью. Если компания — one-man show предпринимателя, вообще не важно, какая корпоративная культура, главное, чтобы все ему нравились.


Нет ни одного бизнеса, который бы развивался без кризисов. Бизнес — это цикличный процесс, и менеджмент должен понимать, что бывают взлеты и падения, когда бизнес замедляется и нужно искать какие-то новые пути развития. Это неизбежный процесс, который природой задан и человеку, и бизнесу.


Я не знаю, что определяет успешный бизнес. Когда смотришь вперед, ты постоянно на что-то надеешься, выстраиваешь какие-то стратегии, а потом они меняются пять раз. Когда оглядываешься на прожитый предпринимательский опыт, в основном оцениваешь это просто как везение, если по-честному: там повезло, здесь повезло.

Главное правило бизнеса — «не сдаваться». Мой опыт говорит: пока ты не сдаешься, пока движешься вперед и понимаешь, что есть разные проблемы, которые просто происходят как дождь, и при этом настроен на какие-то цели, которые ты себе ставишь, все происходит нормально.

Бизнес должен привлекать для развития кредиты. Когда ты все пытаешься делать «на свои», у тебя ограничено развитие. Ты не можешь заранее рассчитать, сколько тебе нужно будет денег в каждой конкретной точке времени. Хотя в Qiwi мы практически всегда развивались на собственные средства и были прибыльными.

Существует много бизнесов, которые вообще не могут развиваться без стороннего финансирования. Например, образовательные проекты имеют горизонт выхода на окупаемость от 10 лет и выше. Ты не можешь не кредитовать такой бизнес или не инвестировать в него — он не будет развиваться совсем, а ты будешь стоять на месте.

Иллюстрация: Евгений Тонконогий

О том как инвестировать в образование, чтобы поменять мир

Мне не очень нравится термин «социальная ответственность бизнеса». Очень часто «ответственность» звучит как «обязанность». А на самом деле обязанность компании — это выпускать хорошую продукцию, которая не вредит здоровью людей.

Больше всего средств в развитие социальных и образовательных историй успешные бизнесмены вложили все-таки уже по завершении своих карьер. Бизнесмены долго зарабатывают, зарабатывают — а потом идут в социальные проекты или благотворительность, чтобы реализовать себя в чем-то ином. Я верю, что этими вещами можно заниматься параллельно, потому что в какой-то момент ты все равно к этому придешь.

Ты не можешь оценивать отдачу от инвестиций в образование, прагматично считая, сколько тебе принёс каждый вложенный рубль или доллар. Нужно смотреть на воздействие, которое эти инвестиции оказывают на среду. Для меня это внутренняя валюта — если ты оказываешь серьезное воздействие в том направлении, в котором ты хочешь, чтобы та или иная тема развивалась, это хороший вклад.

Образование — это точка максимального воздействия на среду. Через детей, развитие творческих способностей, коммуникации можно добиться максимальных изменений. Именно поэтому я выбрал образование для инвестиций, хотя у меня есть, в том числе, и социальное предпринимательство, и другие проекты.

В будущем мир превратится в огромное R&D пространство, в котором будут очень быстро зарождаться инновации и творческие инициативы на стыке технологий и творчества. Такая инновационная среда будет выигрывать перед старыми средами и бизнес-моделями, и именно ее наличие будет отличать страны друг от друга — те, кому удастся наилучшим образом собрать образовательный кластер вокруг творчества и технологии и создать правильную атмосферу, будут выигрывать в глобальном зачете.

Творческая атмосфера для развития технологий — тонкая история. Даже если полностью скопируешь Кремниевую долину в Сколково, может ничего не получиться, потому что необходима творческая атмосфера, создавать которую нужно на государственном уровне. Мне кажется, нам удается ее поддерживать в тех образовательных проектах, которыми мы занимаемся. В Qiwi мы также поддерживаем атмосферу творчества, инноваций, драйва и любопытства. В технологическом бизнесе должен быть постоянный процесс образования и развития, где не караются ошибки и в котором тебе хочется созидать.


Инвестиции Сергея Солонина в образование

В феврале 2017 года Сергей Солонин стал

партнёром консорциума независимых учебных заведений, куда входит Британская высшая школа дизайна (БВШД), Московская школа кино, Школа компьютерных технологий Scream School и Архитектурная школа МАРШ. По инициативе предпринимателя на базе Scream School в августе запустилась «Академия блокчейна», которая с осени начала готовить специалистов в области блокчейн-технологий. Представитель Солонина говорил «Ведомостям», что на тот момент предприниматель вложил в образовательные проекты несколько сотен млн рублей, доля Солонина в консорциуме составляет 20%.

В августе 2017 года Солонин приобрел 80% в школе профессий будущего «КрашПро», которая занимается обучением детей и подростков цифровым профессиям. А в ноябре купил у издательства «Альпина» 35% образовательного онлайн-проекта «Теории и практики».


Также Солонин является

партнером школы креативного мышления ИКРА

инвестором сети профориентационных центров для подростков «Смарт-Курс»,

инвестором сети центров инженерно-технологической профориентации школьников «Информатикум»,

учредителем Центра содействия инновациям в образовании «СОЛь».

Согласно исследованию образовательной платформы «Нетология-групп», Сергей Солонин один из самых активных российских инвесторов в образовательные проекты наряду с основателем «Северстали» Алексеем Мордашовым и совладельцем компании «Технониколь» Игорем Рыбаковым.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса