• Usd 66.74
  • Eur 75.61
  • Btc 3424.53 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

В пух и перья. Как заработать на подушках и тапочках, если ты программист на пенсии

В пух и перья. Как заработать на подушках и тапочках, если ты программист на пенсии

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Песочница киборгов: какие стартапы переедут на остров Русский (и смогут ли они превратить его в новую Кремниевую долину)

Песочница киборгов: какие стартапы переедут на остров Русский (и смогут ли они превратить его в  новую Кремниевую долину)
Мост на остров Русский. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Правительству поручено наделить дальневосточный остров Русский статусом, который сделает его аналогом «Сколково» — стартап-хабом для инновационных проектов. Разговоры о превращении Дальнего Востока в русскую Кремниевую ведутся давно, и теперь власти, кажется, настроены серьезно: предприниматели, которые решатся осваивать регион, получат льготы, а сам Русский превратят в уникальную территорию с отдельной экономической юрисдикцией, «внутренний офшор». Искусственно создать в чистом поле город-сад в любом случае практически невозможно, уверены инвесторы. Пилить технологический стартап и работать на весь мир можно и в Тюмени, и в Ижевске. На острове компании, возможно, будут лишь регистрировать свои подразделения (да и то пока не торопятся). Inc. выяснил, что мешает планам по созданию русской Кремниевой долины и какие стартапы все же готовы поехать на Дальний Восток.


Власти вернулись к давней идее заманить бизнес на остров Русский: Госдума приняла закон о создании там «российского офшора» с 2019 года, а эксперты спрогнозировали его превращение в международный финансовый центр. Крупнейшим компаниям — «Роснефти», «Газпрому», «Росатому» и «Роскосмосу» — поручено разместить инжиниринговые и исследовательские подразделения на острове. После законодательных нововведений Русский получит уникальный статус территории с отдельной юрисдикцией и особыми условиями для инвесторов и предпринимателей. Первый резидент там уже появился: им стала «Финвижн Холдингс», которая ранее была зарегистрирована на Кипре. Это основной акционер банка «Восточный» — опорного банка на Дальнем Востоке.


Стартапы в русской Кремниевой долине будут решать «специфические проблемы Дальнего Востока» в сельском хозяйстве, рыбной промышленности, нефтегазовой, горнодобывающей и других отраслях.


Для этого мае в регионе создали Дальневосточный фонд высоких технологий (ДФВТ), объем которого на первом этапе составит 4,9 млрд рублей. Запустили фонд с участием РОСНАНО, РВК и Фонда развития Дальнего Востока. Сейчас структура собирается вложить 350 млн рублей в инновационные проекты. Идея создания IT-сообщества для решения проблем местных бизнес-гигантов не внушает доверия, однако представители пресс-службы РВК заверили Inc., что речь идет о «компаниях с высоким потенциалом экспансии на зарубежных рынках и глобальными продуктами, которые способны занять лидирующие позиции на международном уровне». Еще одним центром инноваций должен стать Дальневосточный федеральный университет, на базе которого создали инженерно-образовательный консорциум, а магистранты там изучают VR- и AR-технологии. Однако проблема привлечения стартапов по-прежнему существует.

Русский предлагают сделать не только аналогом «Сколково», но и «территорией киборгов», поэтому одним из стартапов, готовых «заселить» эту местность, стала компания «Моторика», работающая на стыке протезирования и робототехники. Остров планируют сделать «песочницей» для компаний, которые создают киберпротезы для людей с ограниченными возможностями. Создать стартап в этой сфере в России сейчас практически невозможно, говорит основатель «Моторики» Илья Чех, поэтому компании придется быть пионером. На острове есть медицинский центр, нейрохирурги и возможность готовить кадры в университете. «По текущему плану мы создаём тут обособленное подразделение с командой разработки имплантируемых датчиков и электродов для применении в протезировании», — рассказывает он. Офис компании останется в Москве: на Русский переедет часть команды разработчиков и один из партнеров Чеха, который будет отвечать за запуск кластера. Самой серьезной проблемой предприниматель называет отсутствие законодательной базы: на ее доработку заложено 4 года. Сейчас процесс сертификации такого бизнеса в России занимает больше времени и стоит дороже, чем в США, объясняет он: в Штатах получить разрешение на разработку и производство имплантов, у которых есть аналоги на рынке, можно за несколько месяцев, потратив $30 тыс. В России же каждое такое изделие приходится сертифицировать как новое, а стоимость растет на каждом этапе согласования из-за агентов и посредников.

Дальний Восток давно не дает покоя властям: чего там только не хотели создать. Например, русскую криптодолину: с таким предложением выступал Фонд развития Дальнего Востока (ФРДВ). А превратить регион в аналог Кремниевой долины Владислав Сурков предлагал еще в 1996 году: тогда план подразумевал, что туда будут «переезжать» инновации, созданные в российских корпорациях. Сейчас на территории Дальнего Востока созданы целых 18 ТОР — территорий опережающего социально-экономического развития, на которых установлен особый правовой режим осуществления предпринимательской деятельности. Однако этого мало: власти хотят привлечь в регион IT-бизнес и международных инвесторов, а это сложнее.

Приход бизнеса на Дальний Восток тормозят проверки и бюрократия. Региону только предстоит сформировать комфортные условия для предпринимателей, говорит министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов. С ним согласен заместитель генпрокурора Юрий Гулягин: он убежден, что инвесторов отпугивает излишнее административное давление на бизнес контрольно-надзорных органов. По информации прокуратуры, только за первое полугодие 2018 года проверяющие допустили почти 2 тыс. нарушений.

Инвесторы считают, что невозможно создать аналог главного стартап-хаба мира искусственно. Стартапы, которым для работы нужны только интернет и компьютер, вряд ли соблазнятся перспективой переезда, говорит венчурный инвестор Александр Румянцев. «Я категорически не поддерживаю то, что людей из разных регионов пытаются куда-то перетащить. Любой технологичный проект можно развивать в родном регионе: например, в Тюмени много проектов, которые работают по всей России. А в Ижевске есть стартапы, которые работают на весь мир. Поэтому я не понимаю этого: у человека семья, дом, а он должен ехать на остров Русский, это по меньшей мере странно», — рассуждает он. При этом Румянцев допускает, что проекты, которых привлекут льготные условия, могут открыть на острове подразделения или зарегистрировать там юрлицо.

Кремниевую долину создавали талантливые предприниматели и разработчики там, где им было комфортно жить и работать, объясняет управляющий партнер Leta Capital Александр Чачава.


Желание властей построить город-сад в чистом поле не работает, надо обращать внимание на уже работающие хабы интеллектуального бизнеса в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и помогать им развиваться за счет льгот и других форм поддержки.

Александр Чачава, инвестор


Впрочем, надежда есть, уверен он: формированию дальневосточного хаба может помочь сильный университет, который развивают власти. Но нужно много времени на то, чтобы молодые специалисты изменили облик региона.

Русский уже пытались превратить в точку притяжения для бизнеса и инвесторов, но ничего не получилось. Остров площадью в 100 квадратных км находится в 1 км от материковой части Владивостока: там есть кампус Дальневосточного федерального университета (ДВФУ), океанариум, санатории и достопримечательности. В 2010 году на острове создали туристско-рекреационную особую экономическую зону (ОЭЗ), но за 6 последующих лет она не привлекла ни одного инвестора. Резидентов и соглашений дождаться не удалось, поэтому в 2016 году правительство досрочно прекратило существование ОЭЗ на Русском.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России