• Usd 68.89
  • Eur 78.52
  • Btc 3790.66 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Олег Железко, Da Vinci Capital: «За последние 10 лет хорошие деньги заработали те, кто инвестировал вне России»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Грядки вверх. Кто и зачем строит вертикальные фермы в российских городах

  • Никита Камитдинов специальный корреспондент Inc.

Городские фермы давно не новость для стран вроде США и Японии, но в России ростки новой индустрии пока пробиваются с трудом. Рынок с любопытством изучает продукцию сити-фермеров, но ее наличие в ассортименте магазинов и ресторанов сегодня — скорее исключение из правил. Тем не менее, в России уже есть несколько стартапов с собственными технологиями, серьезными инвестициями и амбициозными планами по захвату рынка. Inc. изучил опыт отечественных сити-фермеров и узнал, почему в отрасль идут преимущественно айтишники и девелоперы и почему они предпочитают продавать не зелень, а технологии.


Прежде чем заняться сити-фермерством, Татьяна Дубовская пиарила политиков в родном Красноярске, изучала эзотерику и закапывала людей в землю на тренингах личностного роста. В 2016 году она решила создать собственный инновационный бизнес, но в IT не разбиралась, а покупать криптовалюту было уже поздно.

Дубовскую заинтересовали сити-фермы. В России ими тогда почти никто не занимался. Зато были предпосылки сильного роста этого рынка как в глобальном, так и в национальном масштабе. С расчетом, что одновременно повысится и интерес аудитории к этой теме, Татьяна и ее давний партнер по продвижению политиков Наталья Выдрыч запустили онлайн-школу UrbaniEco, чтобы учить других, как сделать бизнес на сити-фермерстве.

— Людям нужны форматы, объясняющие в разжеванном, удобном виде, что это за профессия — сити-фермер и куда все идет, — говорит Дубовская.

По ее словам, сначала все над ней посмеивались, — у многих выращивание растений на гидропонике прочно ассоциируется с гроверством (запрещенным в России культивированием марихуаны в домашних условиях). Теперь же ее часто приглашают читать лекции на тему сити-фермерства. За одно выступление Татьяна берет около 30 тыс. руб. Она и сама активно занимается этим бизнесом — продает оборудование для сити-ферм школам, магазинам и ресторанам.

Канадская компания CubicFarm Systems Corp. Фото: Tomohiro Ohsumi/Bloomberg via Getty Images

Беспестицидный бум

Сити-фермами обычно называют вертикальные фермы. Их возводят в мегаполисах, где не хватает свободной земли, но есть нерентабельные производственные помещения. Благодаря расположению грядок в несколько ярусов друг над другом эта технология способна давать больший по сравнению с традиционными аграрными хозяйствами урожай. Выращивать растения на сити-ферме можно как в грунте, так и при помощи гидропонной системы (питательный раствор курсирует по трубкам, добираясь до самых корней).

Хотя дизайнеры-инноваторы экспериментируют с вертикальными садами уже несколько десятков лет — работы пионера движения, француза Патрика Блана можно встретить в крупных городах вроде Сиднея или Барселоны, — первые современные сити-фермы появились только в 2010-х.


Полезны ли продукты с сити-ферм


Сити-фермеры настаивают, что их продукция не отстает и даже превосходит по качеству и вкусу растения, выращенные на традиционных фермах. Но среди специалистов бытует мнение, что у гидропонной системы все же есть минус: в долгосрочном периоде естественная питательная среда более пригодна для выращивания продуктов питания.

«Конечно, в выращенных на гидропонике растениях содержатся микро- и макроэлементы, но их не так много, как в тех, что росли в естественной питательной среде», — объясняет наставник-диетолог программы правильного питания MERA (проект компании DOC+) Алена Чулпанова. В то же время выращенная на сити-фермах зелень (и микрозелень) почти не отличается по качеству от обычной — ее как раз лучше выращивать на гидропонике, чем обрабатывать в полях и теплицах пестицидами.


Тренд зародился в Японии и Сингапуре, где высока плотность населения и вертикальный способ выращивания растений активно поддерживают власти. Кроме того, японцев на поиск новых решений в сельском хозяйстве подтолкнула авария на атомной электростанции Фукусима-1 в марте 2011 года — из-за нее большой объем пахотных земель страны оказался непригодным для выращивания пищевых культур. 

Примерно в то же время первые сити-фермы стали появляться в США. В 2011 году брат Илона Маска Кимбал запустил некоммерческую программу Local Gardens (сейчас называется Big Green) по созданию инфраструктуры и обучению детей выращиванию продуктов питания. С тех пор в Big Green вложились Wells Fargo, Walmart и Chipotle. В том же 2011 году запустился один из будущих лидеров американского рынка — фермерский стартап BrightFarms. С момента основания он привлек инвестиции в размере $112,9 млн.

Глобальные венчурные фонды охотно вкладываются в эту индустрию. К примеру, $117,5 млн привлекла созданная в 2015 году компания Bowery Farming — ей принадлежит гидропонная автоматизированная ферма на территории бывшего судостроительного цеха в Нью-Джерси. Другой американский стартап, Plenty (создан в 2014 году), привлек $226 млн, из них $200 млн инвестировал японский телеком-гигант SoftBank через фонд Vision Fund.

По данным Research and Markets, объем глобального рынка вертикального фермерства в 2017 году составлял около $2,3 млрд, а до 2023 года он вырастет почти до $7,5 млрд, прибавляя более 20% ежегодно. Среди основных факторов роста авторы исследования называют увеличивающийся спрос на продукты питания без пестицидов, освобождение пригодных для сити-ферм промышленных помещений в городах, а также эффективность гидропонной системы (она позволяет собирать более высокий урожай, чем на традиционной ферме).

Фото: Unsplash

Софт вместо агронома

Производство софта и оборудования для сити-ферм — технологический по своей сути бизнес, говорит глава Союза органического земледелия Сергей Коршунов. Поэтому неудивительно, что новые проекты часто создают предприниматели с бэкграундом в IT, промышленности или логистике. К примеру, создатель прибора OverGrower (регулирует подачу удобрений) Роман Рыбаков ранее работал инженером, а двое сооснователей производителя сити-ферм Fibonacci — Александр Курако и Вадим Денисов — прежде трудились в транспортной индустрии.


Сколько стоят сити-фермы?


  • 300 тыс. — 400 тыс. руб. — стоимость «умных теплиц» для школ (UrbaniEco).
  • 65 тыс. руб. — цена 1 кв. м. промышленной фермы («Агрорус»).
  • > 50 млн руб. — стоимость промышленной фермы под ключ («Агрорус»).
  • 5 млрд руб. — цена фермы мощностью 50 т в год в Москве («РусЭко»).
  • 18 тыс. руб. — стоимость домашней самодельной мини-фермы (UrbaniEco).
  • 300 тыс. руб. — цена домашней мини-фермы китайского производства (UrbaniEco).

Одна из самых перспективных компаний на российском рынке — новосибирская iFarm. Ее основали IT-специалисты из сферы компьютерных игр и проектов с применением VR, чтобы обеспечить собственную потребность в натуральных, «не пластиковых на вкус овощах, как в Италии и Франции». Сначала они просто хотели построить теплицу в Сибири, но обратили внимание на сити-фермерство, стали изучать спрос и внедрять в управление фермой искусственный интеллект.

В iFarm уже поверил сильный пул инвесторов: в феврале 2019 года стартап объявил о привлечении $1 млн от венчурного фонда Gagarin Capital, гендиректора «1С-Битрикс» Сергея Рыжикова, экс-главы «Инвитро» Сергея Амбросова и сооснователя клиники «Атлас» Артема Руди.

Сегодня iFarm продает зелень и оборудование, строит свои фермы под ключ и управляет чужими (в этом случае инвесторы получают около 20% годовых). По словам сооснователя компании Максима Чижова, ее оборот составляет €50 тыс. в месяц, но о самоокупаемости речи еще нет — в компании пока думают только о росте. Для этого iFarm планирует привлечь новый раунд инвестиций.

— Идеально, когда ресторан может выращивать фрукты, салаты и приправы самостоятельно. А чтобы поддерживать один уровень качества, процессом должен управлять не человек, а робот. iFarm не пытаются изобрести велосипед, улучшая железяки для фермеров, а делают софт, который заменяет агронома, — объясняет интерес к стартапу основатель Gagarin Capital Николай Давыдов.

По его мнению, сити-фермеры способны решить основную проблему традиционного сельского хозяйства — сложную логистику. То же самое утверждает Максим Чижов: доставка свежей продукции до потребителя с сити-фермы должна занимать не более часа.

Грядки компании Cofco Wisdom Farm в пригороде Пекина. Фото: Qilai Shen/Bloomberg via Getty Images

Премиальная зелень

Несколько российских стартапов, включая iFarm, выращивают только зелень и сбывают ее в магазины и рестораны. Участники рынка уверяют: отдельные виды их продукции (в первую очередь сравнительно дорогие руккола и базилик) уже сейчас вполне конкурентоспособны. Огурцы с томатами выращивать менее рентабельно — правда, под брендом «Салат-Завод №1» (производитель — «Агрорус») продаются и эти овощи, но не в центральной России, где более конкурентный рынок.

Один из проектов Татьяны Дубовской — вертикальная ферма «Местные корни». В ее создание во второй половине 2018 года инвестировал венчурный фонд TealTech Capital. «Местные корни» производят базилик и рукколу, которые покупает «Вкусвилл» (основатель сети Андрей Кривенко — один из фаундеров TealTech Capital).

«Вкусвилл» закупает зелень и у другой сити-фермы — «Агрорус». Ее базилик, по словам технолога ретейлера Сергея Кима, не отстает по соотношению цены и качества от продукта, выращенного традиционным способом. Продукцией сити-ферм торгуют и другие крупные ретейлеры: в «Ленте» можно найти салат «Агрорус», а на прилавках «Азбуки вкуса» представлены сразу несколько марок зелени, выращенной в мегаполисах.

Тем не менее для самых заметных российских компаний — Fibonacci, iFarm и «Агрорус» — фермерство не основной вид бизнеса. Они делают ставку на продажу технологий для сити-ферм. Это направление выгоднее, чем продажа зелени, поясняет Ксения Пономаренко из «Агрорус». С ней соглашается Максим Чижов из iFarm: «У нас технологическая компания, и ее основная деятельность — продажа технологий. Мы не фокусируемся на торговле овощами, но чтобы не выбрасывать их — реализуем».

В августе 2019 года Татьяна Дубовская вышла из проекта «Местные корни». О мотивах этого решения она умалчивает — известно только, что вертикальная ферма сейчас модернизируется. «Татьяна покинула проект по собственному желанию для развития другого проекта по производству мини-ситиферм. А „Местные корни“ сконцентрированы на промышленных фермах», — говорит инвестиционный директор TealTech Capital Илья Кобяков.

Фото: Unsplash

Школа сити-фермерской жизни

Татьяна Дубовская продолжает развивать UrbaniEco — теперь помимо обучения компания продает оборудование и строит фермы под ключ. Поначалу ставку сделали на поклонников ЗОЖ. Татьяна считала, что их могут заинтересовать небольшие сити-фермы в виде контейнеров стоимостью около 15 тыс. руб., которые можно установить в собственной квартире. Но такой продукт не пользовался спросом.

— Идея была в том, чтобы выращивать зелень там же, где ее потребляешь, — мне казалось, что есть дефицит такого оборудования. Но рынок оказался не готов размещать сити-фермы дома, — говорит Дубовская.

По словам опрошенных Inc. участников рынка, среди торговых и ресторанных сетей много потенциальных покупателей сити-ферм. Например, для кафе и ресторанов это прекрасная возможность создать wow-эффект — гость может самостоятельно сорвать пучок свежей зелени к заказанному блюду. Однако сделки по продаже объектов под ключ пока единичные: спрос небольшой из-за высокой стоимости оборудования.

По оценке Ксении Пономаренко из «Агрорус», один квадратный метр сити-фермы обходится в 65 тыс. руб., а для промышленного масштаба нужно не менее 1 тыс. кв. м. Чтобы окупить такой объект, потребуются годы: по подсчетам «Агрорус» — от 6 до 8 лет. Чижов из iFarm называет более привлекательный срок — около 3,5 лет.

Около года назад пилотная сити-ферма от UrbaniEco появилась в магазине «Город-сад» на Мичуринском проспекте в Москве. Однако уже через месяц в магазине отказались от затеи: продукция сити-фермы не пользовалась спросом, так как поставщик никак её не продвигал, рассказали Inc. в «Городе-саде». К тому же за фермой постоянно приходилось наблюдать, так как она выходила из строя, — это отнимало слишком много ресурсов, вспоминает Дубовская, поэтому проект решили не масштабировать.

Теперь UrbaniEco продает китайское оборудование для сити-ферм государственным школам, вузам и колледжам. Дубовская говорит, что небольшие сити-фермы отлично вписываются в учебные классы. «Они покупают разные типы оборудования, плюс расходные материалы, плюс могут купить еще и стажировку», — Дубовская перечисляет преимущества заказчиков такого типа.

Подходящие для учебных классов фермы стоят несколько сотен тыс. руб. За год, с лета 2018 года по лето 2019 года, её стартап выручил с продажи оборудования около 4 млн руб. — сити-фермами обустроили около 10 школ в Калининграде, Астрахани, Краснодаре и других городах России.

Вертикальные фермы компании Spread Co. в Киото. Фото: Tomohiro Ohsumi/Bloomberg via Getty Images

Зеленые девелоперы

Еще одна тенденция на рынке: сити-фермами начинают интересоваться собственники зданий в черте города. Именно так появилась брянская компания «Агрорус» и ее бренд «Салат-Завод №1»: владелец нескольких промышленных построек передумал строить жилой квартал из-за падения спроса на квартиры и стал искать направление, которое помогло бы ему окупить имеющуюся недвижимость. За 4 года в проект инвестировали около $4 млн. Сейчас «Агрорус» выращивает зелень, томаты и огурцы, а также продает оборудование и строит сити-фермы под ключ.

Самый яркий пример интереса крупного бизнеса к новому рынку — состоявшаяся в марте 2018 года покупка компанией «РусЭко» табачной фабрики «Лиггетт-Дукат» на юге Москвы. Новый владелец инвестировал более 5 млрд руб. в создание вертикальной фермы с посевной площадью 67 тыс. кв. м и перспективной производственной мощностью 50 т в день. По обоим показателям эта сити-ферма — крупнейшая в мире.

В сделке по продаже табачной фабрики участвовало агентство недвижимости Knight Frank. Его директор по развитию Андрей Подгорный утверждает, что все чаще слышит о желании собственников промышленных зданий (которые уже не выполняют свою изначальную функцию) обустроить в них сити-фермы. Особенно заметен этот тренд в регионах, где 90% собственников подобной недвижимости по-прежнему просто сдают ее в аренду, хотя этот бизнес нестабилен из-за частой ротации арендаторов и низкой маржинальности.

«С сити-фермой сбыт понятен: люди всегда будут потреблять зелень, а продуктовый рынок растет, хотя в целом у людей меньше денег, которые они могут потратить», — объясняет Подгорный.

В «РусЭко» сначала согласились рассказать Inc. об источниках средств и планах компании, но затем отказались, сославшись на решение совета директоров «минимизировать медийную активность».

Фото: Unsplash

Фермы на экспорт

Среди российских сити-фермеров трудно встретить предпринимателей, которые ранее занимались традиционным сельским хозяйством. Эта технология совсем не интересует и крупные агрохолдинги, уверен глава Союза органического земледелия Сергей Коршунов. Во-первых, по его словам, «никто из крупных тепличников зелень не выращивает». Во-вторых, агрохолдинги не строят бизнес с расчетом самоокупаемости и рассчитывают на господдержку.

Традиционные аграрные компании действительно получают субсидии в рамках «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы». Тогда как сити-фермеры вообще не считаются сельхозпроизводителями — их статус не отличается от прочих производителей продуктов питания, чьи объекты производства располагаются в городе.

Игроки рынка и в будущем не ждут милостей от государства: пока этот сегмент слишком маленький, чтобы заинтересовать федеральные власти. Поэтому отечественные сити-фермеры активно ищут рынки сбыта за рубежом (хотя с точки зрения логистики и климатических условий, северные и отдаленные от центра регионы России оптимально подходят для их деятельности). У iFarm уже есть крупный заказ на строительство сити-фермы из Финляндии, на подходе — еще один из ОАЭ. «Агрорус» тем временем ведет переговоры с контрагентами из Катара и Туркмении.

Фото: Unsplash

Через тернии к массам

Татьяна Дубовская называет себя евангелистом сити-фермерства в России. По ее словам, этот ярлык приклеился к ней сам. Она прогнозирует, что эта индустрия станет массовой только через 5 — 10 лет. Пока UrbaniEco работает в небольшой минус — компанию приходится финансировать за счет дохода от других проектов.

Сергей Коршунов из Союза органического земледелия уверен: со временем сити-фермы достаточно сильно изменят ситуацию на рынке продуктов, но вряд ли их продукция заинтересует большинство ретейлеров. «Это нужно „толкать“ в офисах, через вендинговые аппараты, а не через торговые сети, потому что они часто реагируют медленнее, чем покупатели», — считает эксперт. Да и сами россияне, по его мнению, не привыкли потреблять зелень в холодное время года.

По мнению Коршунова, продукция сити-ферм пойдет в массы, когда изменятся привычки потребителей и вырастет их покупательская способность. Но для этого нужно грамотно продвигать свой продукт, а участникам нового рынка еще предстоит развить этот навык: «Айтишники — не продажники, а продажники — не айтишники. Мало кто может продать что-то сегодня».

Хотя сити-фермы и выращенную в них продукцию сейчас относят скорее к премиальному сегменту, инвестор Николай Давыдов считает, что этот тренд, напротив, — «про массовость». «Понятно, что дорогим ресторанам важно точно знать, какого вкуса будет клубника, — их аудитория максимально чувствительна к изменению этого вкуса. Но массовые слои будут потреблять все больше продукции с сити-ферм, потому что это огромная экономия на выращивании и логистике», — убежден основатель Gagarin Capital.