• Usd 68.89
  • Eur 78.52

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

advertising@incrussia.ru

Журнал

Игорь Рябенький: «Российским стартапам не хватает хуцпы»

Игорь Рябенький: «Российским стартапам не хватает хуцпы»

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Разобраться

Венчуру здесь не место: антилидеры отечественного рынка инвестиций

Венчуру здесь не место: антилидеры отечественного рынка инвестиций
Сортировочный центр Alibaba Group Holding Ltd. в Домодедово. Фото: Andrey Rudakov/Bloomberg via Getty Images

Начиная с 2014 года в России проводится исследование «Венчурный барометр». Рейтинг инвестиционной привлекательности различных сегментов рынка один из самых популярных его разделов. Барометр на основе опроса ключевых игроков и экспертов рынка четко фиксирует их отраслевые предпочтения и позволяет видеть текущую конъюнктуру. Вместе с лидерами выявляются и «антилидеры» — те секторы, куда в ближайшей перспективе инвесторы идти не собираются. Например, список «антилидеров» уже пятый год подряд возглавляет e-commerce. В этом году в топ-3 аутсайдеров добавились Blockchain и AdTech (новые технологии рекламы). Вот в чем их минусы для инвесторов.


E-commerce


В прошлом году миллиардер и инвестор Уоррен Баффет признался, что «был идиотом», долгое время не покупая акции Amazon. Он объяснил, что не ожидал революции того масштаба, какую Amazon произвел в мировом ретейле. В отличие от Уоренна Баффета, отечественные фонды не спешат с подобными заявлениями и год за годом упорно признают e-commerce сектором, самым непривлекательным для вложений. При этом надо отметить, что долгое время онлайн-ретейл был магнитом для инвестиций. Венчурные деньги активно шли как в классические модели интернет-магазинов, так и различные в онлайн сервисы (например по бронированию отелей и авиабилетов и т. п.). Самыми крупными сделками стали инвестиции в Lamoda ($130 млн в июне 2013 года) и в Ozon ($150 млн весной 2014 года). Такие компании, как KupiVIP и Wikimart, также получили значительное финансирование — $100 млн и более для каждой из этих компаний в 2010 — 2014 гг.

Ситуация начала меняться в 2014 году, когда «Барометр» впервые зафиксировал критический спад интереса инвесторов к этому сектору. По итогам 2015 года интернет-магазины получили всего $104 млн в ходе 15 инвестиционных сделок (годом ранее таких сделок было 36, а объем инвестиций составил $319 млн).

Почему венчурные инвесторы отвернулись от e-commerce? Давайте вспомним, что до 2014 года на рынке онлайн ретейла было немало «белых пятен», которые закрывались за счет копирования западных моделей, при этом конкуренция была сравнительно низкой, а проникновение интернета стабильно росло. Казалось, те, кто восполнит эти пробелы, например создадут первый в России интернет-магазин обуви или купонный сервис, разрушат устои и произведут революцию (а инвесторы предпочитают именно такие бизнес-модели).

Но чуда не произошло. Сегодня большинство успешных западных бизнес-моделей уже выведены на российский рынок, при этом большинство из них не смогли достичь требуемого уровня доходности (как минимум $100 млн за 4 — 5 лет), многие до сих пор остаются убыточными, а некоторые и вовсе ушли с рынка, как это случилось, например, с Enter и Wikimart. Надежды на быстрый возврат инвестиций не оправдались, а инвесторы, как известно, не любят вкладывать в мало прогнозируемый сектор со слабым финансовым результатом, а если в нем не происходит ничего инновационного — тем более.

Несмотря на спад интереса со стороны венчура российский рынок электронной коммерции продолжал (и продолжает) уверенно расти. По прогнозам Morgan Stanley этот сегмент вырастет с 1,292 трлн руб. в 2018 году до 3,491 трлн руб. по итогам 2023 года, а инвестиции в него в ближайшие годы могут достигнуть $1 млрд! Откуда же они возьмутся?

Свято место пусто не бывает: венчурные инвесторы потеряли интерес к российскому рынку интернет-торговли, и их место заняли игроки совсем другого формата — онлайн- и офлайн-гиганты, заинтересованные в контроле над быстро развивающейся онлайн торговлей. Так, например, китайский интернет-гигант Alibaba Group, оператор связи «Мегафон», Mail.ru Group и Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) договорились создать совместное предприятие в России на базе российского бизнеса AliExpress и Tmall, Mail.ru Group запустила онлайн-площадку для покупок у китайских продавцов Pandao. И так далее.

Неинтересный для венчурных игроков сегмент монополизировали крупные корпорации — интернет-холдинги, сетевой ретейл, банки и телеком. E-commerce продолжает развиваться, но уже вне венчурной модели и не за счет покупок мелких игроков, а за счет создания больших альянсов. И похоже, на этот путь он встал всерьез и надолго.


Блокчейн


В отличие от стабильно непривлекательного e-commerce, технологии блокчейна вошли в топ-3 «антилидеров» в 2018 году впервые, да и в сам рейтинг они попали всего годом ранее — по итогам 2017 года. Но тогда они победоносно ворвались в топ-3 самых привлекательных сегментов для вложений, а спустя год с грохотом скатились с пьедестала и сразу оказались среди аутсайдеров. Почему инвесторы так резко сменили милость на гнев, тем более что времени на проверку гипотез у них особо не было?

Если посмотреть на прогнозы мировых аналитиков, можно обнаружить неоднозначность их выводов. Так, например, эксперты IDC предсказывают блокчейну большое будущее и прогнозируют, что к 2022 году общемировые расходы на связанные с блокчейном решения превысят $11,7 млрд, объясняя это практически универсальными способностями этой технологии «вписаться» и радикально улучшить любую сферу, будь то нефтедобыча, фармацевтика, логистика или сектор ЖКХ. Но у их коллеги из Gartner прогнозы выглядят намного сдержаннее. Проведенное ими исследование выявило, что 77% опрошенных IT-директоров вовсе не испытывают интерес к блокчейну, а 43% не планируют проводить какие-либо работы и исследования в этой области. То есть масштабы и скорость приближения светлого будущего — несмотря на гигантский потенциал — несколько преувеличены и реальный спрос на эти технологии в бизнесе пока еще невелик.

Нет заказчика — нет денег. Зачем создавать тысячи новых проектов и делать новые разработки, если шансы найти покупателя очень малы? Тем более, зачем инвестировать в разработки, если потенциальных покупателей пока не так много?

Как показывает статистика, основная масса блокчейн-стартапов не выживает. По данным Deloitte, из почти 27 тыс. блокчейн-проектов, размещенных на платформе GitHub, спустя год лишь 8% активно поддерживаются разработчиками. Судьба остальных 92% никому не известна. На их место тут же приходят новые, создавая иллюзию бурно растущей отрасли. Как распознать жемчужину и отделить зерна от плевел? Думаю, это под силу только сверхопытным серийным инвесторам, специализирующимся на вложениях в этот сегмент и готовым играть вдолгую, — например Microsoft Corp и London Stock Exchange Group, которые за последний год увеличили объем инвестиций в блокчейн технологии в 5 раз, до $2,4 млрд. Будем надеяться, что их вложения окажутся успешными. Стоит ли торопиться остальным — большой вопрос. Российские венчурные инвесторы разумно решили подождать.


Новые технологии рекламы


В марте этого года рынок активно обсуждал новость о том, что на фоне повышенной обеспокоенности общественности по поводу конфиденциальности данных Google рассматривает возможности внести ряд изменений в свои инструменты, а именно, лишить возможности рекламодателей уточнять или дополнять таргетинги за счет использования cookies-профилей сторонних поставщиков в независимых рекламных платформах. Доля Chrome в России составляет почти 40%, и утрата такого количества данных будет весьма чувствительна для рекламного рынка. Если Google реализует задуманное, подобные изменения будут иметь далеко идущие последствия для монетизации онлайн медиа, а также серьезно повлияют на рынок программатик-закупок.

Вот, собственно, и все, чем можно объяснить отсутствие интереса инвесторов к разработкам в сфере рекламы. Любой проект в этой сфере не может существовать и зарабатывать деньги сам по себе — вне экосистемы, в которую входят рекламодатели, агентства, площадки, всевозможные сервисы и т. д. Если в одной части цепочки что-то нарушается, это сразу же отражается на всех остальных участниках процесса. Взлет рекламных технологий лет 6 — 7 тому назад был связан с интересом к автоматизации закупок и таргетингу. Выручка разработчиков зависела от объема рекламы, которую они покупали и размещали от лица клиентов. При этом большинство из них работали с третьей стороной (рекламными агентствами), то есть являлись посредниками, и любые потрясения с какой-либо стороны сказывались на их бизнесе.

Стартапы, работающие в сфере AdTech, «зажаты» со всех сторон, у них нет пространства для маневра. Такая бизнес-модель зависима от колебаний рекламного рынка и многих других факторов. Ты можешь изобрести супертехнологию, которая повысит точность таргетирования до 99,9% или ускорит обработку заказов в 1 тыс. раз, а потом придет «большой брат», перекроет кран и все твои инновации окажутся абсолютно невостребованными. Инвесторы не любят подобную непредсказуемость и не хотят зависеть от капризов владельцев трафика, или почтовых ящиков, или чьих-то еще, включая государство. Известно, что борьба с пиратством и запрет торрентов не проходят для рекламного рынка бесследно: все больше пользователей становятся анонимными (они выходят на запрещенные сайты через VPN или Proxy), а рекламные площадки не знают, кто и зачем посещает их сайты. В итоге параметры, по которым измеряется эффективность рекламы, существенно меняются.

Основным возмутителем спокойствия является «Яндекс». Одним из первых потрясений для рынка контекстной рекламы стали нововведения в «Яндекс.Директе» в 2015 году: компания ликвидировала накопительные скидки, сменила модель аукциона и ввела «Показатель качества». С тех пор онлайн-гигант периодически меняет свою политику и условия сотрудничества с агентствами, оставляя разработчиков в холодном поту и раздумьях, как встроить бизнес в новые реалии.

В исследовании 2014 года рекламные технологии вошли в топ-6 наиболее перспективных IT-ниш. В портфеле топ-10 российских венчурных фондов было до 5 — 7 проектов, связанных с технологиями рекламы. Что стало с этими проектами? Кто-то из них умер, кто-то существует только формально, а кто-то выжил и чувствует себя достаточно неплохо, но тех, кто позволил своим инвесторам заработать, — критическое меньшинство. Чтобы пересчитать компании, у которых выручка выросла в 5 — 10 раз, хватит пальцев одной руки, а значит, инвестиции в сегмент вряд ли можно признать успешными.