Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе и технологиях в России
Разобраться

Илья Перекопский: «Криптовалюта дала России шанс стать центром финансового мира, но она его, скорее всего, упустит»

  • Алёна Сухаревская, специальный корреспондент Inc.

13 сентября платформа для создания токенизированных фондов Blackmoon Crypto, основанная бывшим вице-президентом «ВКонтакте» Ильей Перекопским и основателем фонда Flint Capital Олегом Сейдаком, менее чем за сутки — вместо запланированных 30 дней — собрала на ICO заявленные $30 млн. В начале 2018 года на платформе появится первый фонд. Перекопский рассказал Inc., как их инвесторы выиграли на падении биткоина, почему фермерам не стоит заниматься криптовалютами, и кому Россия может проиграть гонку за статус главной страны для криптоинвестиций.


«Мост» для криптомира

Сообщество владельцев криптовалют очень быстро растет, на волне хайпа многие покупают криптовалюту за фиатные деньги. У меня десяток друзей стали миллионерами: несколько лет назад купили на $20 тысяч эфиров, которые потом подорожали в 300 раз.

Главная проблема — низкая ликвидностью криптовалют — решается медленно. Их сложно вывести в фиатные деньги. Представьте, что все ICO сейчас собрали $2 млрд в криптовалюте, — что с ними делать? Всем нужны фиатные валюты. Объемы торгов на биржах (большинство — в серой зоне) маленькие, они не готовы к таким масштабам. Банков, которые позволят вам перевести эти деньги на счёт, — в мире всего несколько.

Постоянно «сидеть в крипте» невыгодно — криптовалюты крайне волатильны из-за молодости рынка. Очень хорошо это иллюстрирует недавняя ситуация в Китае: на Китай приходится всего 15% объёма торговли криптовалютами, но запрет на работу там бирж обвалил рынок на 30%, хотя реально не повлиял на значительную часть инвесторов.

Blackmoon Financial Group изначально задумывался как маркетплейс займов для связи инвесторов с лендинговыми компаниями. Мы не работаем напрямую с заемщиками — это b2b-бизнес. Видя колоссальный интерес к рынку блокчейна, мы решили сделать похожий маркетплейс в криптомире: соединить классических фиатных инвестиционных управляющих фондами, инвестирующих в реальные активы вроде недвижимости, ценных бумаг, искусства, с обладателями криптовалют, а обладателям криптовалют дать возможность инвестиций в фиате. Для нас это был очевидный шаг.

Фото: Таня Зоммер/Inc.

Чем занимается Blackmoon FG

Основатель венчурного фонда Flint Capital Олег Сейдак и бывший вице-президент «ВКонтакте» Илья Перекопский основали

Blackmoon Financial Group в 2014 году. Платформа специализируется на анализе займов кредитных организаций (так называемых balance sheet lenders) и продаже их инвесторам. Основатели называют компанию маркетплейсом займов: на ней инвестор может купить займ, опираясь на оценку сервисом его рискованности и доходности. Закупка займов автоматизирована, стать инвестором может только юридическое лицо, внеся на площадку не менее $500 тыс.

К сентябрю 2017 года оборот (объем проданных займов) Blackmoon FG составил более $140 млн. Доход компании — комиссия с инвесторов за оценку, аналитику и продажу займов и с кредитных организаций (им нужны оборотные средства). От вопроса, сколько зарабатывает компания, Перекопский отмахивается — «надо считать», но уточняет, что вышли на операционный ноль. Компания работает в 9 странах, включая США. C 2015 года привлекла от инвесторов (среди них фонды Target Global, Flint Capital, A&NN Group Александра Мамута) около $3,5 млн.

Изначально платформа была ограничена с точки зрения активов — мы продавали только займы. На Blackmoon Crypto можно создавать фонды на основе технологии блокчейн для вложений в любые активы.

Зачем это нужно обычным инвесторам? На создание ETF (торгуемого на бирже фонда) уйдет, во-первых, от 6 до 12 месяцев, а во-вторых, очень много денег: сотни тысяч евро за лицензию и допуск к торгам, комиссия канала продаж. Обязательные де-юре посредники де-факто просто стригут комиссию, а их количество — не преувеличу — за гранью добра и зла. Фонд — если вы его зарегистрируете — подпадает под правила страны, где торгуется, — скажем, смогут участвовать только местные инвесторы. Для расширения географии скорее всего потребуется еще лицензия, а это опять время, деньги и посредники —  они в лучшем случае с умным видом переведут документы за почасовую оплату. И тут появляемся мы.

На Blackmoon Crypto управляющий активами может создать собственный фонд, выпустить токены своего фонда и сразу же продавать их — по сути это ценные бумаги — инвесторам по всему миру. От заявки до начала продажи токенов сторонним инвесторам уйдет несколько недель.

С нами управляющие активами получают удобный инструмент для создания фондов, а деньги смогут привлекать у криптосообщества или у традиционных инвесторов — это управляющие решают самостоятельно. Мы не берем у инвестора фиатных денег, но возьмем токены будущего фонда за услуги по структуризации и за поддержание работы фонда на платформе, а также комиссию за перевод токенов внутри системы. А инвестор получит возможность работать во всех проработанных нами юрисдикциях — потенциально, через год-два, в десятках стран. Сейчас фонду, например, из Великобритании практически невозможно получить разрешение на прямую продажу долей скажем, японским инвесторам.

С помощью нашей платформы криптоинвесторы смогут диверсифицировать свои вложения: купив токены фондов, стать инвесторами реальных активов — акций компаний, недвижимости и так далее. Это «мост» между криптосообществом и реальными активами.


Что такое Blackmoon Crypto

В августе 2017 года Blackmoon FG объявила о создании платформы Blackmoon Crypto, где, в отличие от основной компании,

можно не только покупать займы, но и создавать и токенизировать фонды для инвестиций в активы — как фиатные, так и крипто, привлекая средства путем выпуска токенов, продающихся за криптовалюту, а позже —  и за фиатные деньги. С токенами фондов инвесторы смогут участвовать в распределении доходов, и сами токены станут ликвидным активом, доступным к продаже на вторичном рынке. По словам создателей, механизм токенизированных фондов существенно упростит для профессионалов финансового рынка работу с инвесторами в различных юрисдикциях по всему миру.

Blackmoon Crypto берет на себя техническое обслуживание платформы, юридическую и маркетинговую поддержку, помощь в выпуске токенов и отношения с регуляторами. Комиссию с пользователей платформы будут взимать в токенах — Crypto заработает, только если фонды на ее базе будут успешны и их токены будут расти в цене.


Blackmoon FG и Blackmoon Crypto в цифрах


140

млн долларов выдано займов основной Blackmoon Financial Group.


3,5

млн долларов привлекла денег от инвесторов Blackmoon FG.


10

тысяч инвесторов приняли участие в распределении токенов Blackmoon Crypto.

Фото: Таня Зоммер/Inc.

Сообщество инвесторов

Чтобы управляющие активами со своими фондами смогли легально работать в десятках юрисдикций, мы должны создать юридическую оболочку — это огромные расходы на юристов. Мы увеличим команды в Лондоне и США — это основные финансовые центры (Blackmoon FG открыла офис в Нью-Йорке летом 2016 года, сейчас открывается лондонский — Inc.). Поскольку токен станет ценной бумагой, в Штатах нужна лицензия на брокерскую деятельность (пока только власти США приравняли токены к ценным бумагам — Inc.). Для этого и нужно ICO — капитала из основного Blackmoon на все не хватило бы.

На падении курса биткоина мы краткосрочно потеряли в деньгах. В день ICO биткоин был $4200, затем упал на 30%. Для инвесторов это выгодно — мы фиксировали курс, — но сейчас все отросло обратно. Такая волатильность свела бы с ума рисковиков из банков, а для крипты это нормально. Стоимость токенов Blackmoon Crypto будет зависеть от выполнения road map, от интересных фондов на платформе. Технологически мы в хорошем положении.

Платформа займов основного проекта Blackmoon на 80% подходит для Crypto. Сейчас она связывает инвесторов и лендеров, предлагая инвесторам вложиться в займы, — в Crypto она будет связывать инвесторов и фонды, а предметом продажи будут токены. Платформа требует небольшой адаптации под новый формат активов — над этим сейчас и работаем.


Как проводится большинство ICO: 50% и более токенов продаются с большими скидками, при этом значительная доля средств поступает от нескольких крупных инвесторов, которые хотят потом этими токенами спекулировать. Мы считаем, эта модель прогнила: такие компании сомневаются в своём продукте и хотят просто срубить денег — любой ценой.


А мы строим сообщество. До ICO скидок не делали, но в нашем распределении токенов участвовали почти 10 тысяч человек из 140 стран мира. Это настоящий краудфандинг. Люди, купившие токены, могут помогать платформе — как инвесторы, юридически или медийно — и стать Continuous Contributors. Вознаграждением для  контрибьюторов будут токены фондов, создаваемых с Blackmoon Crypto — по сути, управляющей компанией платформы.

Crypto позволит нам работать с широким пулом инвесторов по всему миру. В основном Blackmoon мы работали только с юрлицами с минимальным чеком в $500 тыс., поскольку сделки по покупке займов в разных юрисдикциях сложно и долго структурировать — до нескольких месяцев. Но по токенам у нас нет лимитов, мы сможем привлечь на платформу и тех, кто вложит хоть $20.

Первые фонды (на рубеже 2017-2018 гг.) мы создадим на базе Blackmoon FG: у нас есть доступ к хорошим активам (займам), уже доступным на нашей платформе. Планируем два фонда — высокодоходный, с годовой доходностью 10%+ в фиатах, и низкодоходный (менее рискованный), с доходностью 4-5% годовых. На собственных фондах отточим все процессы.

Для последующих фондов — например, для инвестиций  в недвижимость, ценные бумаги или даже в криптоактивы, мы будем подключать партнеров — управляющих со своей командой. Полностью независимые единицы со своими фондами будут самостоятельно инвестировать в те активы, в которых разбираются.

Мы не ожидали столь быстрого отклика. Сейчас у нас десятки желающих открыть фонды, но мы их фильтруем — хотим опытных, успешных в прошлом управляющих. Запросы приходят из США, Европы, Азии, но самые интересные — из Лондона, и мы едем туда общаться. В Лондоне у нас практически роад-шоу, по шесть-семь встреч в день.

Фото: Таня Зоммер/Inc.

О географии и российских инвесторах

Во время ICO Россия по количеству аккаунтов была на грустном восьмом месте — и для нас это было удивительно. Американских аккаунтов было около 30%. Но по объему собранных денег Россия на втором месте после США, инвесторы из этих стран вложили 7% и 16% соответственно.

Мы хотим, чтобы Россия стала новым центром финансового мира, но все развивается очень медленно. Есть ощущение, что бесконечные рабочие группы — при [вице-премьере Игоре] Шувалове, ЦБ — не имеют единого мнения. Идеально было бы оставить в России всё как есть (без запретов) — а регулирование создать через два года, когда станет ясно, как все это работает.


Главное — легализовать криптовалюты, чтобы с ними работали банки. В мире этого нет. В странах по соседству, например в Белоруссии, действуют быстрее. Счет идет на недели, и Россия может упустить этот шанс.


В последний год многие банки во всем мире заинтересовались криптой, они видят, что это огромный рынок с большими перспективами и возможностями, который проходит мимо них, и понимают, что нужно что-то делать, иначе момент будет упущен. Несколько лет назад банки отмахивались от слова «криптовалюты» и не рассматривали совместную работу.

Актуальная проблема для наших фондов: когда собираешь деньги в криптовалюте, а работаешь в фиатах, важно иметь удобный механизм конвертации. Мы сейчас активно работаем с несколькими банками, не только европейскими, но и в странах СНГ, и пытаемся договориться о возможности легально выводить криптовалюты в фиаты.

Мы планируем ввести процедуру KYC для инвесторов, вкладывающих в фонды, чтобы лучше понимать, что это за люди и откуда у них деньги. Мы верим, что в какой-то момент такой подход сможет стать для рынка универсальным. Криптовалюты анонимны, и во многом поэтому банки отказываются работать с ними.

Вероятно, в ближайшее время появится что-то более совершенное, чем Bitcoin и Ethereum. Уже сейчас немало новых криптовалют, у них просто меньше маркетинга. Однако и крипто-старожилы (многие ласково зовут биткоин Дедом) не стоят на месте: увеличивают скорость транзакций, добавляют новые возможности.

Нецелевое использование криптовалют наносит удар по самой технологии. Люди, инвестирующие в проекты, в бизнес-логику которых не ложатся токены (ICO для фермеров, леса и так далее), скорее всего обожгутся и потеряют свои деньги — но вряд ли уйдут с рынка. Мы надеемся, что со временем они придут к нам и к другим стоящим проектам в этой сфере. Рынок станет более цивилизованным, а фермеры уйдут — им нужен не блокчейн, а вкусная травка для скота.


KYC (Know Your Customer, «Знай своего клиента») — процедура идентификации контрагента перед проведением финансовых операций.

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России