• Usd 65.59
  • Eur 76.23
  • Btc 6657.82 $

Редакция

editorial@incrussia.ru

Реклама

ad@incrussia.ru

Журнал

Бизнес-климат: как предприниматели заработали на теплой осени

Бизнес-климат: как предприниматели заработали на теплой осени

Рубрики

О журнале

Соцсети

Напишите нам

Бизнес-патриот Рахман Янсуков: предприниматели должны быть управляемыми и вести диалог с властью. По-другому никак, мы же в России!

  • Никита Камитдинов специальный корреспондент Inc.

В конце июня Совет Федерации признал антиконституционным предложение запретить чиновникам отдыхать в «санкционных» странах под угрозой увольнения — с ним выступила ассоциация бизнес-патриотов «Аванти», объясняя свою инициативу заботой о внутреннем туризме. До этого ассоциация предлагала обязать бизнес принимать безналичные платежи и запретить все криптовалюты, кроме отечественной. Редакция Inc. с интересом обнаружила: ассоциация, заявляющая, что работает «вне политики», ставит своей целью «укрепление взаимодействия между отечественными производителями и органами государственной власти», а на ее сайте в качестве направлений бизнес-патриотической деятельности перечислены компании, входящие в структуры Умара Джабраилова, и один израильский стартап. Президент ассоциации Рахман Янсуков (его советником недолгое время была дочь пресс-секретаря президента Елизавета Пескова) объясняет эпатажные инициативы «Аванти» заботой о бизнесе, хочет, чтобы предпринимательству учили в школах и вузах, считает, что в России для него созданы все условия (даже «кошмарить» — не разрешают!) и мечтает вернуть Павла Дурова на Родину. В интервью Inc. он рассказал, зачем постоянно предлагает что-нибудь запретить, как помогает простым предпринимателям встречаться с депутатами и почему стартаперы уезжают в Америку (от отчаяния).


Всё в дом

— Что это вообще значит — бизнес-патриотизм?

— Бизнес-патриотизм — это когда предприниматели вкладывают деньги в российскую экономику, российские регионы, создают рабочие места и платят налоги у себя на родине, несут социальную ответственность в нашей стране. Если [предприниматель] не смотрит на Европу или Америку и вкладывает деньги в российскую экономику — считай, уже бизнес-патриот.

— Непонятно, как не смотреть на Европу и Америку, когда есть классная идея и продукт, который может заинтересовать весь мир.

— Мы, наоборот, приветствуем, когда ты создаешь какой-то продукт в России и это уже российский бренд. Пусть он будет востребован по всему миру — это будет хорошо.

— Что тогда значит «не смотреть на Европу и Америку»?

— Зарабатывать деньги в России. Есть много бизнесменов, которые вкладывают деньги не в российскую экономику.

— Какой смысл в бизнес-патриотизме в эпоху глобализации? Можно тратить заработанные средства на решение социальных проблем дома, но сам бизнес, может быть, стоит делать там, где это выгодно?

— Если каждый человек будет открывать бизнес в России, ВВП поднимется, может быть, пенсии вырастут и т.д. Наша задача — донести идеи бизнес-патриотизма до подрастающего поколения, чтобы молодежь создавала бизнес [здесь] и не убегала в Лондон. Показать всему миру, что инвестиционный климат, стартапы, молодежь, идеи в России поддерживаются и развиваются.


Чем известна ассоциация «Аванти»


Помимо инициатив об ограничении обращения иностранных криптовалют и запрете на отдых в недружественных странах для чиновников и их семей, «Аванти» в последние годы выдвинула еще несколько резонансных идей.

➔  Так, летом 2017 года ассоциация предложила ужесточить наказание вплоть до отзыва лицензий для тех банков, чьи банкоматы устарели и не отличают «изделия, сходные с банкнотами, от настоящих денег». В Минфине идею назвали слишком жесткой, в Госдуме заявили, что в отзыве лицензий нет смысла.

➔  Позднее «Аванти» предложила Центробанку выпустить памятные банкноты номиналом 10 тыс. рублей с изображением Владимира Путина. В ассоциации посчитали, что новая банкнота способствует консолидации российского общества и повысит уровень культуры обращения граждан с денежными средствами. ЦБ отказался печатать такие купюры под предлогом «сложившейся традиции»: «на банкнотах Банка России не используются изображения действующих политических и общественных деятелей России».

➔  В конце прошлого года «Аванти» заявила о необходимости легализовать лоббизм в России, таким образом устранив из этой сферы коррупционную составляющую. В профильном комитете Госдумы согласны, что деятельность лоббистов нужно сделать более прозрачной.

➔  В марте 2018 года «Аванти» обратилась к спикерам Совфеда и Госдумы с предложением обязать всех предпринимателей принимать безналичные платежи. Уже в мае в Госдуме сообщили, что хотят обязать принимать банковские карты всех ретейлеров с выручкой от 10 млн рублей в год (сейчас принимать карты обязаны продавцы с выручкой от 40 млн рублей в год).

Объясняя смысл преобразований в своих письмах, ассоциация регулярно упоминает, что Россия находится в «условиях геополитического противостояния» и «непростой геополитической обстановке». В описании задач, стоящих перед ассоциацией, говорится, что «Аванти» — «это общественная площадка, работающая вне политики»: «Никаких лозунгов, мы уважаем только реальные дела, которые создают ценность для общества».

— А если в России для предпринимателя рынка нет?

— Это уже, как у нас говорят, свобода человека. Где хочет, там и открывает бизнес.

— Вы бы что порекомендовали?

— Время и геополитические события показали, что всё надо [нести] в дом, на родину. Один из наших партнеров проработал 15 лет с европейскими партнерами — его логистический бизнес вообще разрушился из-за санкций. Он думал, что всю жизнь будет работать в Европе, но все потерял. Как Путин сказал: «Замучаетесь глотать пыль и ходить по судам» (речь о фразе, произнесенной Владимиром Путиным в 2002 году на встрече с делегатами Торгово-промышленной палаты, — Inc.).

— На сайте ассоциации «Аванти» среди проектов, в которые она инвестировала, указан израильский стартап Wisesec. Какое отношение Ассоциация бизнес-патриотизма имеет к израильскому стартапу?

— Его основатель — гражданин России, просто этот проект был разработан в Израиле. Мы с партнером завезли проект сюда, зарегистрировали здесь компанию и здесь же дорабатывали его, вложили в него душу, сердце и деньги — где-то $10 млн. Хотим сотрудничать с метрополитеном в формате государственно-частного партнёрства.

— Вас не смутило, что компания из Израиля?

— Когда мы были на совещании в правительстве Москвы, мне указали, что компания из Израиля. А я сказал, что мы патриоты и граждане России и это всё наше. Нас проверила служба безопасности — как положено, по регламенту. Меня радует, что идет патриотическая волна: многие предприниматели и госучреждения отказываются работать с иностранными компаниями.

— Но сами вы купили и внедряете в России израильскую технологию.

— Если бы такая технология была в России — мы купили бы её здесь, в России. Но почему предприниматели уезжают в Америку? Потому что здесь, когда ты приходишь с идеей, на тебя смотрят так, будто ты в космос улетел. И мы создали площадку, чтобы на ней проект любого начинающего бизнесмена воспринимали серьезно.

Фото: Анна Марченкова/Inc.

Ассоциация по связям с чиновниками

— Вот приходит к вам предприниматель — что вы можете ему предложить?

— Приходит к нам предприниматель, рассказывает о своем проекте, мы смотрим — и если чувствуем, что идея эффективная и рентабельная (у нас есть проектный офис), то берем проект под управление. Консультируем — опытный предприниматель подскажет [начинающему], какие есть риски, чтобы он не расстроился, если проект не реализуется, и не уехал из России.

Например, вчера подходит ко мне предприниматель и говорит: «Рахман, я очень хочу встретиться с депутатом [из комитета] по образованию, у нас проект, [мы хотим, чтобы] нас выслушали, — ты не мог бы организовать встречу со спикером?» Я сегодня утром позвонил депутату и попросил принять ребят. Элементарно, да? Организовал с депутатом встречу. Могу организовать встречу с предпринимателем.

Мы проводим инвестиционные сессии, форум на 2-3 тыс. человек. Мы мотивируем, вдохновляем, показываем, что заниматься бизнесом — это круто, модно, креативно. Мне потом пишут до утра: мы заряжены энергией, хотим заниматься бизнесом, вы дали нам импульс в развитии. Очень важно проводить такие массовые образовательные тренинги для нашей молодежи, чтобы объединить, консолидировать, чтобы [молодые люди] направили свою энергию в правильное русло.

Мы инвестировали в школу танцев «Касабланка». Пришел к нам 18-летний студент, его проект выиграл у нас в инвестиционной сессии, и мы проинвестировали в него 50 млн рублей, — проект работает, у них зал в 5 км от Кремля. Другой молодой парень недавно пришел и говорит: я хочу открыть Аванти-кафе. Молодые люди хотят открывать что-то связанное с нашим брендом — он уже востребован, заметен. Сейчас мы его рассматриваем и, наверно, проинвестируем. Человек он порядочный — год ходил на наши мероприятия, и у него зародился дух предпринимательской инициативы. Он подумал, создал команду и пришел к нам — меня это радует.

— Во сколько всего проектов вы проинвестировали?

— На 560 млн рублей. Где-то 10 проектов. Наша организация помогает государству, мы тратим свои личные деньги на развитие молодежного предпринимательства и объединяем молодых людей, чтобы они были полезны нашей стране. Мы создаем бизнес-элиту России.

— Но общественная организация не может инвестировать. «Мы» — это кто?

— У нас есть пул предпринимателей. Когда к нам поступает проект, мы выносим его на рассмотрение.

— Можете назвать кого-нибудь из них?

— Это не крупные миллиардеры. Я не хочу их называть.

— Сколько человек в ассоциации?

— Официально числится 10 тыс. человек. А сторонников наших, я уверенно могу сказать, минимум 50 тыс. человек.

— Откуда такие цифры?

— Я последние 18 лет занимаюсь общественной деятельностью — я живу этим, люблю общаться с молодежью. Меня знают молодые люди по всей России. Я бы сказал, что 50 тыс. — даже мало. Я могу с уверенностью сказать, что у меня есть 100 тыс. сторонников.

— 10 тыс. человек, состоящие в ассоциации, — все предприниматели?

— Да. Малые предприниматели, начинающие.

— У вас есть свой бизнес?

— Конечно, я занимаюсь бизнесом. Есть компания «Аванти Стройгрупп», мы участвуем в возведении жилых комплексов «Зиларт» и «Лучи» в Москве.

— На вашем сайте указано, что вы взаимодействуете с ФРИИ, АСИ, РВК и школой Сколково. Как именно?

— Никаких совместных проектов у нас нет, но информационно взаимодействуем. Мы их приглашаем на мероприятия, а они нас. Если кто-то предлагает совместный проект — мы готовы провзаимодействовать. На базе Сколково мы создали [инвестиционную] компанию Simple Key Solutions, открыли офис в технопарке, помогаем развивать проекты резидентов.

— Вы достаточно явно выражаете свои политические взгляды: активно поддерживаете действующую власть, даже выдвигали свою кандидатуру на президентских выборах, чтобы потом снять ее в пользу Владимира Путина. Почему на сайте ассоциации написано, что она «вне политики»?

— Мы вне политики. Ассоциация «Аванти» — это целая большая структура, в которой много людей. А Янсуков Рахман — это отдельная личность. Я же могу отдельно участвовать в политике. В политической жизни мы не участвуем, но так как мы патриоты и любим свою Родину — мы поддерживаем главу своего государства, правительство и губернаторов регионов. Конечно, мы не в политике. Мы просто поддерживаем курс президента.


Кто такой Рахман Янсуков


Рахман Янсуков в течение 10 лет занимал в Госдуме и Совфеде различные должности — например помощника депутата и помощника члена Совфеда. В середине нулевых работал помощником депутата Виктора Черепкова и возглавлял молодежное движение основанной им партии «Свобода и народовластие». В 2007 году он стал помощником члена Совфеда от правительства Чечни Умара Джабраилова. Спустя два года Джабраилов покинул свой пост, а в 2014 году основал «Аванти», — президентом ассоциации стал Янсуков. Позднее Джабраилов зарегистрировал инвестиционно-строительную компанию «Аванти Стройгрупп» — она является генподрядчиком строительства жилого комплекса «Зиларт» в Москве. Сам Янсуков рассказал корреспонденту Inc., что тоже владеет долей в этой компании.

Президент «Аванти» считает, что никогда не был чиновником, потому что не являлся штатным сотрудником государственных органов, и утверждает, что помогал депутатам Госдумы и членам Совфеда на общественных началах. Бизнесом он начал заниматься постепенно, «благодаря своей общественной деятельности» и параллельно с ней.

Летом 2017 года советником Янсукова стала дочь пресс-секретаря президента России Елизавета Пескова, но быстро перестала сотрудничать с ассоциацией. А осенью Янсуков заявил, что планирует баллотироваться в президенты страны на предстоящих выборах, — однако позже снял свою кандидатуру и призвал сторонников голосовать за Владимира Путина.

По данным сервиса Контур.Фокус, Рахман Янсуков является соучредителем ООО «Авантиинжиниринг», ООО «Аура Инжстрой» (основные виды деятельности связаны со строительством и прокладкой инженерных коммуникаций), Simple Key Solutions (занимается внедрением технологичных бизнес-решений).


Фото: Анна Марченкова/Inc.

Вернуть рядового Дурова

— Некоторые ваши предложения звучат довольно резко — например, запретить чиновникам отдыхать за границей. Вы как будто эпатируете.

— По поводу чиновников я вам честно скажу: моя душа и сердце хотят, чтобы госслужащие отдыхали в России. Это не для популизма: мы реально хотим, чтобы наши чиновники отдыхали в России. Пусть приезжают в Чеченскую республику: если хочешь на лыжах кататься — пожалуйста, Видучи есть! Или там Алтайский край. Мы вышли с предложением, если его примут в Госдуме — будет отлично, если нет — ну… (28 июня Совет Федерации назвал предложение запретить чиновникам проводить отпуск в странах, принявших санкции против России, антиконституционным, — Inc.)

— А предложение запретить в России любые криптовалюты, кроме российской?

— Немножко грубовато, но благодаря санкциям в России начало работать импортозамещение. Мы все время смотрим на какие-то европейские и американские бренды. А почему криптовалюта не может быть российской? Пусть нашей криптовалютой и цифровыми технологиями пользуются американцы, европейцы. Мы этим и занимаемся — хотим создавать российские кейсы: криптовалюту, блокчейн, эфир. Вот как с Telegram. Дуров, да? Человек уже на мировом уровне. Он все-таки гражданин России, хотя, к сожалению, находится в Европе (у Павла Дурова помимо российского гражданства есть гражданство государства Сент-Китс и Невис, в качестве места его проживания в документах его компании в разное время значились Финляндия и ОАЭ, — Inc.).

— А как вы относитесь к блокировке Telegram?

— Честно говоря, я вообще не знаю, для чего ограничивать Telegram.

— Роскомнадзор и ФСБ объясняют это «борьбой с террористической угрозой».

— Там много нюансов. Telegram — это империя, он же большие деньги уже приносит, а где большие деньги, государство всегда заинтересовано, потому что бизнес должен быть управляемым. Любой человек должен быть управляемым, должен конструктивно взаимодействовать. Если ты хочешь быть успешным предпринимателем или хорошим политиком, ты должен быть гибким и всегда налаживать конструктивный диалог с любыми органами власти. По-другому никак, мы же живем в Российской Федерации!

— Вы упомянули, что Павел Дуров «к сожалению, находится в Европе». То, что он ведет бизнес не в России, о чем говорит?

— Я как-то посмотрел про него фильм. Честно говоря, меня вдохновил этот парень. Что такие талантливые и умные люди уезжают из России — это очень плохо. А наша задача — чтобы они возвращались и работали в нашей стране. Проблемы [у Дурова] начались из-за элементарной бытовухи (имеется в виду ДТП в апреле 2013 года с наездом на полицейского — против Дурова возбудили уголовное дело, которое позже было закрыто, — Inc.). Я посмотрел фильм, деталей не знаю.


А так он парень мощный. Как бы его вернуть в Российскую Федерацию? Он бы читал лекции другим молодым людям, создал рабочие места.


— Что, по-вашему, надо сделать, чтобы такие, как Павел Дуров, не уезжали из России?

— В последнее время в администрации президента создали какой-то орган, куда вошли Титов, РСПП, «Опора России», силовой блок и бизнесмены, — обсуждают, корректировать ли налоги, дать ли возможность бизнесменам работать комфортно (вероятно, речь идёт о рабочей группе по мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства: представители четырех бизнес-объединений раз в квартал встречаются с представителями Генпрокуратуры, Следственного комитета, МВД и ФСБ при посредничестве АП, — Inc.). Слава Богу, что такие структуры создаются!

В последнее время в каждом послании президент называет развитие малого и среднего бизнеса приоритетной задачей. Наконец-то благодаря санкциям все это поняли! У нас около 20% населения занимаются малым и средним бизнесом (по данным Глобального мониторинга предпринимательства на конец 2016 года, в России в управление предприятиями малого и среднего бизнеса вовлечены 11,3% населения, — Inc.), если их будет больше — люди будут жить хорошо.

Сейчас быть предпринимателем более статусно, чем 6-7-10 лет назад. Тогда к тебе мог приехать ОБЭП, забрать все компьютеры, остановить бизнес. А сейчас они так не могут — приехать по настроению, если нет оснований. Теперь запрещено кошмарить бизнес в нашей стране! Предпринимателем быть престижно. Раньше предпринимателя называли, извините, «коммерсант». А сейчас, когда меня спрашивают, чем я занимаюсь, я с гордостью говорю, что я предприниматель, — честно: со всей гордостью!

— Бизнес-омбудсмен Борис Титов при этом сообщает, что уголовных дел, связанных с экономическими статьями, в последние годы стало больше.

— Наверно, это те, кто неправильно строит свой бизнес, — там много нюансов. Но я считаю, что для развития малого и среднего бизнеса, для предпринимателей абсолютно комфортно у нас в России, потому что особое внимание развитию малого и среднего бизнеса уделяют глава государства и правительство. Я считаю, что хорошие возможности возникают. А у кого возникает недопонимание с силовыми ведомствами — надо смотреть конкретные детали.

Фото: Анна Марченкова/Inc.

— Ну вот детали: вы что-нибудь слышали о Федоре Овчинникова и «Додо пицце» (в феврале основатель сети пиццерий стал свидетелем по уголовному делу — в полицию поступил анонимный донос о том, что он якобы занимается распространением наркотиков, — Inc.)?

— Нет. Поверхностно я просто не могу комментировать, так как не в теме, не знаю сам.

— А об Анастасии Татуловой или Сергее Миронове (владелица сети кафе «АндерСон» в октябре 2017 года столкнулась с «ураганом проверок», во время которых полицейские обещали ей «устроить весёлую жизнь»; владелец ресторана «Мясо и рыба» в январе заявил о вымогательстве со стороны сотрудников полиции, — Inc.)?

— Нет.

— А как уезжал Евгений Чичваркин, знаете?

— Тогда я был молодой, конечно. Я, как и вы, читаю СМИ, больше подробностей не знаю. В чужие проблемы я не лезу. Но мы ведём свою деятельность, чтобы подрастающее поколение оставалось в России и чувствовало себя комфортно и безопасно, чтобы создавали здесь бизнес. Чтобы они не уезжали, мы проводим образовательные конференции и форумы.

— На форуме (форум «Бизнес-патриот», проведенный ассоциацией «Аванти» 23 мая, — Inc.) прозвучало мнение, что бизнес в России развивается вопреки действиям властей, а не благодаря.

— Мнения у людей и спикеров на форумах разные. Я этого не понимаю: если ты создал бизнес и он не развивается — ты сам виноват. Понятно, что общая обстановка в государстве тоже важна. Но на сегодняшний день у нас в стране абсолютно хороший инвестиционный климат. Когда Собянин сносил палатки, помните, все против были! А я тогда сказал: это абсолютно правильно делается. Сейчас я иду пешком домой — и мне не страшно в переход заходить: так красиво, современно, камеры, чисто, обновили все. Потому что раньше предприниматели не платили аренду и был бардак, а сейчас [все] систематизировал Собянин. Приятно, порядок. Еще раз не для красивого слова: мы сами предприниматели и знаем, что творится в России. Я считаю, что в нашей стране есть абсолютно все возможности и [благоприятный] инвестиционный климат. Пожалуйста, занимайся бизнесом!

— Наверняка вас как предпринимателя что-то все-таки беспокоит. Что бы вы лично поменяли на федеральном уровне, если бы у вас была такая возможность?

— На федеральном уровне меня, честно сказать, беспокоит подрастающее поколение, молодежь. Я хотел бы, чтобы на первых курсах университетов (или можно даже в 10-11 классах) был предмет «Предпринимательство». И чтобы преподавали, в основном, действующие опытные бизнесмены — рассказывали, как они на практике создавали свой бизнес. Чтобы студенты уже с первого курса думали о создании своего бизнеса, чтобы [у них] зашевелились мозги. [Чтобы] они сами создавали себе рабочие места, искали себя и свою нишу. Чтобы уже с первого курса начинали создавать компании, пробовать. Если бы ввели такой обязательный предмет — «накачивали», вдохновляли, что студенты должны, обязаны за 4 года сделать свой бизнес, — представляете, как хорошо это было бы для государства, для роста ВВП! Это было бы очень круто.

А вообще меня беспокоит, что многие предприниматели уехали из России и по каким-то причинам живут за границей. Очень плохо, что они уезжают и на все мировое сообщество дают интервью о том, что в России плохо, все отбирают и кошмарят. Эти же статьи читает молодежь, понимаете? Если бы [эти предприниматели] вернулись и продолжили свой бизнес здесь — было бы хорошо. Кто-то в бегах, стал изгоем; многие сожалеют, что уехали. Все равно душа тянется на родину, что ни говори. Наши бизнесмены должны оставаться в России.

При подготовке материала использованы данные базы «Контур.Фокус».

Рассылка журнала Inc.
Подпишитесь на самые важные материалы о бизнесе
и технологиях в России

Gett для Бизнеса

Вам шашечки, или ехать?

Узнать больше

Gett для Бизнеса

Все фишки
и секреты сервиса